Карен хорни невроз кратко

Карен Хорни – Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза

Карен хорни невроз кратко

Данная книга завершает серию работ по теории невроза и дает первое в мировой практике систематическое изложение теории невроза — причин невротических конфликтов, их развития и лечения. Развитая К.

Хорни конструктивная теория невроза до сих пор остается непревзойденной по широте и глубине объяснения невротических конфликтов.

Она включает исчерпывающую классификацию невротических типов личности; основных невротических влечений и их связь с базисным конфликтом; содержит анализ всех основных способов защиты и методов подлинного разрешения невротических конфликтов.

Karen Horney

Our Inner Conflicts

Издательство: Академический проект

2007 г.

Эта книга посвящена достижениям психоанализа. Она выросла из личного опыта аналитической работы с пациентами и с самой собой.

Хотя теория, которую она представляет, создавалась в течение нескольких лет, только после того как я взялась за подготовку серии лекций при содействии Американского института психоанализа, мои идеи окончательно кристаллизовались.

Первая их часть, концентрирующаяся вокруг технических аспектов психоанализа, была опубликована под названием «Проблемы психоаналитической техники» (1943). Вторая их часть, относящаяся к обсуждаемым здесь проблемам, была опубликована в 1944 г. под названием «Интеграция личности».

Отдельные темы — «Интеграция личности в психоаналитической терапии», «Психология обособления» и «Значение садистских наклонностей» представлены в Академию медицины и еще раньше в Ассоциацию достижений психоанализа. Я надеюсь, что эта книга окажется полезной психоаналитикам, серьезно заинтересованным в развитии нашей теории и терапии.

Я также надеюсь, что представленные здесь идеи они не только донесут до своих пациентов, но и применят их также к самим себе.

Прогресс в психоанализе может быть достигнут только упорным трудом, включая работу над самими собой и собственными проблемами. Если же мы останемся статичными и неспособными к изменению, то наши теории обречены на бесплодие и догматизм.

Я надеюсь, что эта книга окажется полезной психоаналитикам, серьезно заинтересованным в развитии нашей теории и терапии.

Я также надеюсь, что представленные здесь идеи они не только донесут до своих пациентов, но и применят их также к самим себе.

Прогресс в психоанализе может быть достигнут только упорным трудом, включая работу над самими собой и собственными проблемами. Если же мы останемся статичными и неспособными к изменению, то наши теории обречены на бесплодие и догматизм.

Тем не менее я убеждена, что любая книга, выходящая за пределы обсуждения чисто технических вопросов психоанализа или за пределы абстрактной психоаналитической теории, должна быть полезна также всем тем, кто хочет познать самих себя и кто не отказался от борьбы за свой собственный прогресс.

Большинство из нас, живущих в этой сложной цивилизации, поражены описанными в этой книге конфликтами и нуждаются в нашей помощи. Хотя серьезные неврозы должны лечить специалисты, я все же убеждена, что при должном усилии мы сами можем пройти долгий путь распутывания наших собственных конфликтов.

Моя первая благодарность относится к моим пациентам, совместная работа с которыми позволила мне лучше понять природу невроза.

Я также нахожусь в долгу перед моими коллегами, чья заинтересованность и сочувственное отношение поддержали мою работу.

Я имею в виду не только моих более зрелых коллег, но и более юных сотрудников, проходивших обучение в нашем институте, критические дискуссии с которыми были стимулирующими и плодотворными.

Я хочу упомянуть трех человек, не имеющих отношения к психоанализу, каждый из которых по-своему помог мне в этой работе.

Это д-р Элвин Джонсон, предоставивший мне возможность выступить с моими идеями в Новой школе социальных исследований в то время, когда классический фрейдовский анализ был единственной признанной школой психоаналитической теории и практики.

Особо я обязана Клэр Майер, декану отделения философии и гуманитарных наук Новой школы социальных исследований. Год за годом ее постоянный личный интерес поощрял меня предлагать для обсуждения любые новые открытия из моей аналитической работы. Я обязана также моему издателю В.В.

Нортону, чьи полезные советы позволили значительно улучшить мои книги. Последнюю, но не меньшую благодарность я хочу выразить Минетте Кун, которая в огромной степени помогла мне улучшить расположение материала и более ясно сформулировать свои идеи.

К.Х.

Каким бы ни был отправной пункт анализа и как бы извилиста ни была дорога, мы обязательно достигаем некоторого расстройства личности в качестве источника психического заболевания. Об этом психологическом открытии, как и о всяком другом, можно сказать лишь то, что в действительности оно представляет сделанное заново открытие.

Поэты и философы всех времен знали, что не спокойная, уравновешенная личность, а человек, раздираемый внутренними конфликтами, становится жертвой психического расстройства. В современной терминологии этот вывод звучит так: «Каждый невроз, безотносительно к своей симптоматике, является неврозом характера личности».

Следовательно, наши усилия в теории и терапии должны быть прямо направлены к более глубокому пониманию структуры характера невротика.

Фактически во всех отношениях выдающаяся пионерская работа Фрейда чрезвычайно близка к формулировке понятия структуры характера невротика, хотя его генетический подход не позволил ему точно его сформулировать.

Но те, кто продолжил и развил вклад Фрейда — в особенности Франц Александер, Отто Ранк, Вильгельм Райх и Гарольд Шульц-Хенке, — определили данное понятие более четко.

Однако между ними нет согласия относительно точной природы и динамики структуры характера невротика.

Моя личная отправная точка была другой. Утверждения Фрейда о женской психологии побудили меня к размышлению о роли культурных факторов. Их влияние на наши представления о мужском и женском было очевидным, но точно так же как было очевидным для меня, что Фрейд пришел и к ошибочным выводам, потому что не придал культурным факторам никакого значения.

Мой интерес к этой теме формировался в течение пятнадцати лет. Частично этому способствовал Эрих Фромм, который благодаря своему глубокому знанию как социологии, так и психоанализа сделал более ясным мое понимание значения той роли социальных факторов, которую они играют помимо женской психологии. Мои впечатления подтвердились, когда я прибыла в 1932 г. в Соединенные Штаты Америки.

Я увидела, что личностные аттитюды и неврозы отличаются в этой стране во многих отношениях от тех, которые я наблюдала в европейских странах, и что только различием образа жизни можно это объяснить. В итоге мои выводы нашли свое выражение в Невротической личности нашего времени1.

Главным тезисом этой книги было утверждение, что неврозы порождаются культурными факторами или, более точно, что неврозы возникают из-за расстройств в человеческих отношениях.

В течение многих лет, еще до того как я начала работу над Невротической личностью, я отстаивала иную исследовательскую позицию, которая следовала логически из моей более ранней гипотезы. Эта гипотеза была связана с вопросом о движущих силах невроза. Фрейд был первым, кто указал на то, что этими силами являются компульсивные влечения.

Он считал их инстинктивными по своей природе, направленными на достижение удовлетворения и нетерпимыми к фрустрации. Следовательно, он был убежден, что они не имеют отношения к неврозам, а действуют во всех человеческих существах. Однако если неврозы представляли следствие нарушений человеческих отношений, то утверждение Фрейда не могло быть истинным.

Кратко говоря, достигнутые мною результаты в этот период были таковы.

Компульсивные влечения являются специфически невротическими; они порождаются чувствами изоляции, беспомощности, страха, враждебности и представляют способы противостояния миру вопреки содержанию этих чувств; они направлены в первую очередь не на удовлетворение, а на достижение состояния безопасности; их компульсивный характер вызван тревогой, скрытно прячущейся за ними.

Два из этих влечений — невротически страстные желания любви и власти — резко выделялись по способности приносить облегчение и были детально проанализированы в Невротической личности.

Сохраняя то, что я считала принципиальным в учении Фрейда, в то же время я понимала, что мой поиск лучшего объяснения увел меня в направлении, отличающемся от фрейдовского.

Если столько факторов, которые Фрейд считал инстинктивными, культурно обусловлены, если так много того, что Фрейд считал либидным, было невротической потребностью в любви, спровоцированной тревогой и стремящейся к чувству безопасности с другими, тогда теория либидо больше не казалась незыблемой.

Детский опыт оставался важным фактором, но влияние, которое он оказывал на нашу жизнь, предстало в новом свете. Другие теоретические отличия также были неотвратимыми. В результате возникла необходимость разобраться, в каком отношении к Фрейду я нахожусь. Результатом этого прояснения стали Новые пути психоанализа.

Между тем мой поиск движущих сил невроза продолжался. Я назвала компульсивные влечения невротическими наклонностями и описала десять из них в моей следующей книге. К тому времени я также поняла, что структура характера невротика играет центральную роль. В то время я представляла это в виде макрокосма, образованного многими микрокосмами, взаимодействующими друг с другом.

В ядре каждого микрокосма содержалась невротическая наклонность. Эта теория невроза имела и практическое приложение.

Если первоначально психоанализ не касался связи наших настоящих трудностей с нашим прошлым опытом, а скорее зависел от объяснения взаимодействия сил в нашей действующей личности, то осознание и изменение нас самих с незначительной помощью эксперта или даже без нее было вполне доступно.

Но с учетом широкого распространения потребности в психотерапии и ее фактической недостаточности, по-видимому, только самоанализ давал надежду удовлетворить эту жизненно важную потребность. Поскольку значительная часть новой книги касалась возможностей, ограничений и способов анализа самих себя, я назвала ее Самоанализ2.

Однако я не была удовлетворена своим представлением об индивидуальных наклонностях. Сами наклонности были тщательно описаны, но меня преследовало ощущение, что при простом перечислении они выглядят слишком изолированными друг от друга. Я смогла понять, что невротическая потребность в любви, компульсивная скромность и потребность в «партнере» связаны в одно целое.

То, чего я не понимала, это то, что все вместе они выражали базисный аттитюд к другим и самим себе, а также конкретную философию жизни. Эти наклонности представляют ядра того общего аттитюда, который я теперь называю «движение к людям». Я понимала также, что компульсивное желание власти и престижа и невротическая амбиция имеют нечто общее.

Они образуют, грубо говоря, факторы того, что я буду называть «движением против людей». Но потребность в восхищении и влечение к совершенству, хотя и обладали всеми признаками невротических наклонностей и влияли на отношение невротика к другим, казались связанными в первую очередь с отношением невротика к самому себе.

Кроме того, потребность в эксплуатации представлялась менее существенной, чем потребность в любви или во власти; она выглядела менее глубокой, чем указанные выше, как если бы была не самостоятельным фактором, а частью некоторого большего целого. Мои сомнения позже подтвердились. В последующем центр моих интересов сместился к выяснению роли конфликтов в неврозе.

Я утверждала в «Невротической личности», что невроз возникает вследствие столкновения дивергентных невротических влечений. В «Самоанализе» я указала на то, что невротические влечения не только усиливают, но и порождают конфликты. Тем не менее конфликты представляли для меня побочный интерес. Фрейд все больше осознавал значение внутренних конфликтов, однако он рассматривал их как битву между вытесненными и вытесняющими силами. Конфликты, которые я начала рассматривать, были другого рода. Они порождались противоречивыми множествами невротических влечений.

Источник: https://mybrary.ru/books/nauchnye-i-nauchno-populjarnye-knigi/sci-psychology/168979-karen-xorni-nashi-vnutrennie-konflikty-konstruktivnaya.html

Карен Хорни. Теория неврозов

Карен хорни невроз кратко

    Карен Хорни и её теория неврозов. Даётся краткий обзор теории и классификация невротических типов личности, возможные причины возникновения и развития невроза.

    Карен Хорни (1885–1952) – американский психоаналитик, сторонница Фрейда, впоследствии отошедшая от концепции классического психоанализа.

Наиболее значимым вкладом Карен Хорни в психологию считается разработанная и предложенная ею в середине прошлого века теория неврозов.

    Понятие невроза было введено в медицину в 1776 году. « термина неоднократно пересматривалось, однозначного общепринятого определения у термина нет до сих пор» (3).

    Невроз – это психическое расстройство, причиной которого являются стрессовые ситуации и конфликты продолжительного характера, сопровождающиеся психологическими микротравмами.

Невроз – это неконструктивно разрешаемое противоречие между личностью и действительностью на бессознательном уровне. Невроз – это психическое расстройство обратимого характера.

Невроз – это нарушение отношения к себе и другим людям (Карен Хорни).

    Основное внимание в теории возникновения и формирования невроза Карен Хорни отвела негативному влиянию социальной среды, межличностным отношениям и внутреннему психическому конфликту. Жить в ладу с окружающими людьми, в ладу с самим собой – это, по Хорни, одно из главных отличий «здоровой» личности от невротика.

    Теория неврозов представлена в таких работах Карен Хорни, как «Невротическая личность нашего времени», «Наши внутренние конфликты» и в её последней большой работе «Невроз и личностный рост» (1950).

Теория неврозов Карен Хорни

    1. Возникновение невроза.
    Хотя основное внимание в теории неврозов направлено на решение проблем, существующих в настоящий момент, постулат «все проблемы родом из детства» остался в силе. Как и многие бывшие сторонники Зигмунда Фрейда, Карен Хорни не отрицала влияние детства на тип невроза взрослого человека.

    В результате неблагоприятных условий в детстве «у ребенка развивается не чувство принадлежности, не чувство “мы”, а острое ощущение незащищенности и мрачные предчувствия. Для их определения я использую термин базальная тревога» (1, гл. 1). Чтобы уменьшить эту тревогу ребёнок может выбрать одно из трёх направлений: идти к людям, против людей или прочь от них.

    Сложность выбора при этом заключается в том, что данные три направления подразумевают разные, противоречащие друг другу установки. Эти противоречия образуют внутренний конфликт.

«Со временем он попытается решить его, выбрав в качестве основного одно из трех направлений, то есть, попытавшись одну из установок (на соглашательство, на агрессивность или на уход) сделать главной установкой» (1, гл. 1).     2. Невротические типы личности.

    «Разговор о типах, или, как здесь, о типах невротической личности, в конце концов, – только средство взглянуть на личность с определенной удобной точки зрения», – так объясняла сама Карен Хорни суть предложенной ею типологии в представленной теории (1, гл. 8).    Три основные стратегии невротика соответствуют трём типам личности: смиренному, захватническому и «ушедшему в отставку».

Это, по сути, три крайности поведения в социуме. Бернард Перис, директор Международного общества Карен Хорни, охарактеризовал их следующим образом:     «Ценности уступчивых и смиренных “лежат в области доброты, жалости, любви, щедрости, самоотдачи, покорности; тогда как самомнение, честолюбие, бессердечие, бессовестность, властность вызывают у них отвращение”…

Они вынуждены верить в то, что надо “подставлять другую щеку”, и в то, что в мире существует порядок, установленный провидением, а добродетель в конце концов восторжествует… Если судьба не желает соблюдать эту сделку, они или отчаиваются в божественной справедливости, или приходят к выводу о своей виновности, или начинают верить в справедливость, превосходящую человеческое понимание…

    Тот, чья главная стратегия – уход от людей, не гонится ни за любовью, ни за господством, а поклоняется свободе, покою и самодостаточности… Он управляет угрожающим миром, изымая себя из-под его власти и выбрасывая других из внутренней жизни. Чтобы избежать зависимости от окружения, он старается подчинить свои внутренние порывы и довольствоваться малым» (1, предисловие).

    Что касается захватнического типа, то «им отвратительна беспомощность, они стыдятся страдания и нуждаются в успехе, престижном положении, признании… Нормы того, кто стремится к абсолютному совершенству, чрезвычайно высоки как в области нравственности, так и в области интеллекта. На всех остальных он смотрит с высоты этих норм… Часто настаивает, чтобы другие жили в соответствии с его нормами, и презирает их за то, что они этого не делают» (1, предисловие).

    Невроз, депрессия, подавленность.Автор рисунка художник Jonathan Viner.

    3. Развитие невроза.    Самоидеализация и отчуждение, невротические требования, невротическая гордость, тирания «Надо» и погоня за славой – это основные ключевые моменты, через которые Карен Хорни предложила рассматривать процесс развития невроза в своей теории.     Самоидеализация и отчуждение – это ядро внутреннего психического конфликта невротика.

    Самоидеализация – одна из форм психологической защиты. Теряя почву под ногами, невротик чувствует себя ненужным в этом мире, он всё больше теряет возможность объективного восприятия окружающих его людей и происходящих событий.

И тогда он создаёт вымышленный мир, собственный воображаемый мир со своим идеальным я, где наделяет себя выдуманными личными качествами, и через призму которых воспринимает всё происходящее вокруг.    Одновременно с процессом самоидеализации развивается и отчуждение от реального я.

    «Когда человек смещает “центр тяжести” своей личности на идеальное я, он не только возвеличивает себя; в неизбежно неверной перспективе предстает перед ним и его наличное я: он сам, каким он является в настоящий момент, его тело, его сознание.

Возвеличенное я становится не только призраком, за которым он гонится, оно становится мерой, которой мерится его наличное существо. И это наличное существо, рассматриваемое с точки зрения богоподобного совершенства, предстает таким невзрачным, что он не может не презирать его», – писала Карен Хорни (1, гл. 8).     Невротические требования.

При неврозе желания и потребности превращаются в требования. «Невротик считает, что имеет право на особое внимание, деликатность, почтение».     Невротическая гордость – это ещё одна форма самозащиты – это воспалённая гордость неуверенного в себе человека.

«Невротическое развитие, начинаясь с самоидеализации, с неумолимой логикой шаг за шагом ведет к превращению системы ценностей в феномен невротической гордости» (1, гл. 5).    Болезненная гордость является устойчивым свойством невротика, складывается на его воображаемых заслугах, затрагивает его систему убеждений, самооценку, мировосприятие.

    У невротика нет чувства принадлежности к окружающему миру, он не считает себя его частью, жизнь словно выкинула его за борт. Чтобы оправдать положение, обосновать причины этого и сохранить чувство собственной значимости, он создаёт свою систему ценностей во главе с гордостью.    «Общаясь с людьми, помните, что вы общаетесь с ними не только как с разумными существами. Людьми движут эмоции и предрассудки, а правит всем гордость и тщеславие», – писал Дейл Карнеги (2).

    Людьми движут эмоции и предрассудки.Кинокадр из фильма режиссёра Владимира Бортко «Собачье сердце».

Источник: фильм на портале .

    Тираническое «Надо» – это внутренние требования, предъявляемые к себе: личные качества, задачи, цели. Чем сильнее желание воплотить в действительность собственный идеальный образ, тем становятся более тираническими внутренние предписания, оговаривающие всё, что делать Надо, и всё, что делать Нельзя.

Они вырастают до немыслимых размеров и становятся таковыми, что их не мог бы выполнить ни один человек.    «Вопрос, чего он сам хочет, даже не приходит ему в голову. Тиранические Надо всегда так или иначе участвуют в искажении межличностных отношений» (1, гл. 3).

    Погоня за славой «наполняет жизнь невротика смыслом, дает ему чувство превосходства, к которому он так безнадежно стремился» (1, предисловие).    Отсутствие чувства принадлежности с другими людьми вызывает потребность поставить себя над ними. Под славой (в данном случае) может подразумеваться что угодно, в зависимости от стратегии.

У захватнического – это статус и власть, у смиренного – это стабильность и доброта, у «ушедшего в отставку» – свобода и независимость.    «Самоидеализация неизбежно перерастает в более всеохватывающее влечение, которое я, в соответствии с его природой и направленностью, предлагаю назвать погоней за славой», – писала Карен Хорни (1, гл. 1).     4. Освобождение от невроза.

    Восстановление представляет собой длительный процесс. Предложив вместо психосексуального фактора свою альтернативу, Карен Хорни в представленной ею теории неврозов осталась верна методике психоанализа.

    «Мы не можем “вылечить” неверный ход развития пациента. Мы можем только помочь ему постепенно перерасти свои трудности так, чтобы развитие могло пойти в более конструктивном русле… только когда начинают рассеиваться его иллюзии и его иллюзорные цели, у него появляются шансы овладеть заложенными в нем возможностями и развить их.    Обращаясь к языку терапии, мы скажем: человек не может освободиться от них без радикальных изменений в структуре его характера» (1, гл. 14).    Путь к выздоровлению Карен Хорни видела в движении к самореализации. Конечная цель – помочь человеку найти себя и занять своё место в мире.

    Литература:

    1. Хорни К. Невроз и личностный рост.    2. Карнеги Д. Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей.    3. Википедия [Электронный носитель].

Источник: http://psy-nets.ru/Karen_Horney.html

Невроз по Карен Хорни

Карен хорни невроз кратко
Карен Хорни известна нам как психоаналитик, изменивший представления о психоанализе. Ее искренне возмущало представление Фрейда о том, что женщина завидует пенису мужчины. Это одна из причин, по которой Хорни стала одной из первых, кто сделал психоанализ более социальным.

Она предприняла попытку уйти от “мистических” фрейдовских “энергий”, “биологических” инстинктов к жизни и к смерти, и вместо этого постулировала, что ведущую роль в формировании невроза играет окружение ребенка, его семья, и то, как ребенок воспринимает происходящее с ним.

Карен Хорни считала, что всего у человека может быть 10 основных потребностей, которые можно сгруппировать в три категории.

И сразу же подчеркивает, что одно из отличий невротика от здоровой интегрированной личности является то, что первый (всегда) направляет все свои усилия на удовлетворение какой-то одной потребности (или группы потребностей), вне зависимости от того, в какой мере это уместно в конкретной данной ситуации (проблема адаптивности невротика). Итак, К. Хорни говорит о следующих потребностях:

1. Группа потребностей “движение к людям”.

Сюда относятся потребность в одобрении, услужении другим, потребность нравиться, а также потребность в партнере, которого можно любить и который решит все проблемы.

Невротики с выраженной этой группой потребностей верят, что любовь может решить все их проблемы и все свои усилия прилагают к поиску партнера. Эти невротики – хорошие кандидаты на зависимые отношения.

2. Группа потребностей “движение против людей”. Это потребность во власти, необходимость в тотальном контроле. В то время как здоровый человек может желать быть влиятельным, невротик отчаянно воюет за власть.

В эту группу входит потребность эксплуатировать других, чтобы получать от них максимум возможного. Такие невротики являются манипуляторами, у которых выражена идея, что другие люди существуют просто для того, чтобы их использовать.

Здесь же – потребность в социальном одобрении и престиже, потребность в восхищении со стороны других, потребность в достижениях.

3. Группа потребностей “движение от людей”. К примеру, потребность в самодостаточности и независимости.

В то время как здоровый человек стремится к автономности, невротик стремится полностью исключить других людей из своей жизни, чтобы ни в коем случае не зависеть от них. В эту группу входит потребность в перфекционизме.

Здоровый человек хочет делать свою жизнь лучше, а невротик попросту боится любых недостатков. Наконец, потребность в сужении жизненных возможностей, потребность жить в собственном узком мирке.

Жизнь невротика характеризуется полным подчинением достижения какой-либо одной потребности (или группы потребностей). Но на этом характеристика невроза не заканчивается. К пример, К.

Хорни в своей работе “Наши внутренние конфликты” отмечает и такие особенности, как:

1. Наличие идеализированных образов. У каждого человека есть “я реальное” и “я идеальное”, и они никогда не совпадают.

У здорового человека они находятся достаточно близко друг к другу. У невротика же между ними имеется огромная пропасть.

2. Экстернализация. Вот, что пишет об этом сама К. Хорни: “Я обозначаю этим склонность воспринимать внутренние процессы так, как если бы они протекали вне нас, и, как правило, считать эти внешние факторы ответственными за наши трудности”.

3. Фрагментизация. Невротик разделяет свою жизнь на “разделы”, “фрагменты”, “секции”. Приведем слова К.

Хорни: “Имеется секция для друзей и врагов, секция для членов семьи и секция для посторонних, секция для служебной и секция для личной жизни, секция для тех, кто занимает с невротиком равное социальное положение и секция для занимающих более низкое социальное положение.

Поэтому то, что происходит в одной секции, не кажется невротику противоречащим тому, что происходит в другой. Невротик может жить такой жизнью только тогда, когда из-за своих конфликтов он потерял смысл своего единства”

4. Страхи. Невротик – человек боящийся. У них фиксируется не только высокий уровень тревоги, но и могут встречаться разного рода фобии.

5. Общее обнищание личности. Это продиктовано тем, что невротик не способен к самоактуализированному развитию. Он его жаждет и стремится к нему (так как сам невроз и есть борьба за жизнь самоактуализированную), но не живет ей, пока еще не способен.

6. Безнадежность. Общая удрученность жизнью, депрессивные состояния и настроения.

7. Садистические наклонности. В той или иной мере проявляется у всех типов невротиков. Любопытно отметить следующее.

У подчиненного типа (“движение к людям”) часто проявляется инвертированный садизм – вариант, когда садистические наклонности настолько вытеснены, что невротик ведет себя, будто он действительно добрый, хороший и так далее. То есть вроде как внешне садизм не очень заметен.

Но он проявляется в том, что такой человек требует любви и в этом плане лишает другого свободы выбора. Он получается удовольствие, что другого лишает свободы воли таким своеобразным способом.

Любопытно, что сегодня нозология “невроз” исключена из диагностического руководства DSM-5. Сегодня принято говорить только о том, что понятно. К примеру, обсессивно-компульсивном расстройстве, а не о неврозе с обсессивной-компульсивной симптоматикой. В этом проявляется стремление DSM-5 уйти в классификации от (непонятных) механизмов к тому, что понятно и наблюдаемо.

Источник: https://www.b17.ru/article/neurosis-by-karen-horney/

Наши внутренние конфликты: конструктивная теория невроза. Карен Хорни. Краткое описание книги

Карен хорни невроз кратко

0.12.2015 07:37

Карен Хорни утверждала, что решающее значение в развитии личности человека имеет влияние общества, отношение с родителями и культура, в которой воспитывался ребёнок.

Ребёнку, по её теории необходимо две вещи: удовлетворение биологических потребностей (еда, сон и прочее) и безопасность. Именно вторая категория играет главную роль в развитии.

Если родители по-настоящему любят ребёнка, он чувствует, что его в любой ситуации защитят и не оставят. Его потребность в безопасности удовлетворяется, и личность формируется правильно.

Если ситуация противоположна, например, родители насмехаются над ребёнком, не выполняют своих обещаний перед ним, опекают сверх меры, показывают, что другие дети для них важнее, то есть риск патологии в психическом развитии.

Чаще всего у таких детей развивается базальная враждебность. Он одновременно испытывает сильную обиду и зависимость от родительского мнения. Этот внутренний конфликт запускает механизм вытеснения.

Инстинкт выживания подавляет чувство враждебности по отношению к родителям, и поведение личности регулируется такими чувствами, как страх, беспомощность, чувство вины.

Впоследствии ребёнок воспроизводит такую модель поведения во взаимоотношениях с другими людьми. Он всегда подсознательно чувствует себя в опасности.

Хорни полагает, что детская базальная тревога, развивающаяся вследствие нарушений в отношениях с родителями, является предпосылкой взрослых неврозов.Чтобы преодолеть тревогу, беспомощность и враждебность, ребёнок вырабатывает защитные стратегии поведения. Хорни выделила 10 из них, назвав их невротическими потребностями:

  • болезненное восприятие чужого мнения критики, чрезмерное желание ощущать любовь, слышать похвалы от других людей;
  • зависимость от партнёра, потребность в чужом руководстве;
  • необходимость ограничений, распорядка, установленных другими людьми;
  • стремление контролировать других;
  • страх стать использованным другим человеком в личных целях;
  • самооценка формируется в зависимости от статуса в обществе;
  • желание казаться лучше, чем на самом деле, в глазах других людей;
  • болезненное честолюбие, боязнь провала, стремление к лидерству;
  • в отношениях стремление избежать обязательств перед другим человеком;
  • важность поддержания имиджа добродетельного человека близкого к совершенству. 

Реакция на ситуацию у невротика формируется только с учётом вышеперечисленных потребностей.

В «Конструктивной теории неврозов» Хорни классифицирует потребности следующим образом:

  • «ориентация от людей»;
  • «ориентация против людей»;
  • «ориентация к людям».

Невротическая личность в преобладающем большинстве случаев в своём поведении ориентируется на потребности одного из этих трёх классов.

В зависимости от этого Хорни выделяет три типа личности:

  1. Уступчивый. Такие люди ведомы, ориентируются на других, не решительны. Основная стратегия поведения: «Буду уступать, и меня будут любить и не обидят».
  2. Обособленный. Человек отделяется от общества, отгораживается, ради собственной безопасности.

    Его стратегия: «Буду равнодушным, отстранённым, и меня не тронут».

  3. Враждебный. Человек стремится к власти, думая, что это поможет ему защититься. Даже если его поведение дружелюбно, цель всегда одна – контроль и власть над другими людьми.

Описанные стратегии поведения вступают в конфликт как у людей со здоровым типом личности, так и у невротиков это происходит болезненно, вызывая сильный всплеск эмоций. Здоровый человек гибко реагирует на обстоятельства, выбирая соответствующую линию поведения.

Для невротического типа личности характерно применение одной выбранной стратегии к большинству ситуаций.

В подсознании невротика формируется некий идеал, который требует от истинного “Я” соответствовать придуманному идеальному образу.

По теории Хорни это внутренний базальный конфликт, являющийся спусковым механизмом для невроза характера. Невроз характера отличается о ситуационного сложностью терапии.

Работа психотерапевта в этом случае направлена на то чтобы нейтрализовать воздействие на поведение деструктивного подсознательного идеала.

В «Конструктивной теории невроза» Хорни выделяет невыполнимые требования идеального “Я”, являющиеся причиной невротического поведения: «Я стану счастливым только если не буду допускать ошибок. Я могу достичь всего, если захочу». Обычно все стремления невротика на этом заканчиваются.

Он настолько боится провала, что не начинает ни одного серьёзного дела. «Я стану счастливым только если все люди будут меня любить и восхищаться мной». Обычно невротик готов на всё, чтобы его любили, в том числе давит на жалость и подкупает. «Если я не лучше всех, то я никто».

Невротик тяжело воспринимает чужие успехи, и не в силах конструктивно оценить свои. «Популярность и известность = счастье».

Вся энергия невротика уходит на то, чтобы понравиться другим. «Я ошибся, значит я полный ноль». Страх ошибиться становится причиной тотального бездействия, и отсутствия собственных целей у невротика.

«Только от мнения других зависит моя ценность». Невыполнимое желание понравится всем со временем превращается в ненависть к людям.

«Я должен пользоваться всеми возможностями для продвижения, иначе я буду сожалеть».

Подобные убеждения приводят к тому, что человек распыляется на сотню неважных дел, вместо того, чтобы выбрать конкретное направление движения. «Он спорит со мной, значит он меня не любит». Непереносимость критики значительно осложняет жизнь невротика, поскольку сам он не в силах себя адекватно оценить.

Хорни также отмечает причину частого проявления невротических потребностей у женщин в отношениях. Общество по-разному относится к правам мужчин и женщин. В подсознании женщины возникает конфликт между ролями жены, матери и независимой карьеристки. Это заставляет женщину ощущать паталогическую зависимость от мужчин, и выражать невротические требования.

(текст для публикации взят из Интернета)

Источник: https://subscribe.ru/group/psihologiya-bez-demagogii/13077971/

Невроз гуру
Добавить комментарий