Кербиков психопатии

Фгбну нцпз. ‹‹психопатии и акцентуации характера у подростков››

Кербиков психопатии

Встречаются случаи психопатий, где решающим фактором в формировании патологического характера является неблагоприятное воздействие окружающей среды. Подобные случаи получили различные наименования: «социопатия» [Ленц А. К., 1927], «краевые психопатии» [Schulz J, 1936], «приобретенные психопатии» [Кербиков О. В.

, 1961], «патохарактерологические формирования» [Ковалев В. В., 1979] и др.

Нами используется термин «психопатическое развитие», так как в психиатрической литературе под термином «развитие» обычно принято понимать изменения личности в определенном направлении под влиянием неблагоприятных воздействий социальной среды или вследствие хронической психи ческой травматизации.

Возможность изменений характера вследствие социальных и психологических воздействий не вызывает сомнений.

Но до сих пор не прекращается дискуссия о том, могут ли эти изменения достигать патологического уровня — может ли психопатия быть нажитой, приобретенной, иначе говоря — могут ли приобретенные изменения характера стать малообратимыми. П. Б.

 Ганнушкин считал психопатии «врожденными свойствами» личности, указывал на их эндогенную природу [Озерецковский Д. С., 1977]. Однако он же ввел понятия ситуационного и конституционального развитии.

С одной точки зрения [Осипов В. П., 1936; Суха рева Г. Е., 1959, и др.], изменения характера, обусловленные средой, могут иметь лишь внешнее сходство с психопатиями и по сути дела таковыми не являются. С другой точки зрения [Кербиков О. В., 1961], психопатии могут быть приобретенными.

Это может случиться даже при вполне здоровой и устойчивой в преморбиде личности, если психическая травматизация отличается чрезвычайной тяжестью. Последние случаи иногда обозначают как «психогенное развитие». Возможно, роль подобной травмы могут играть тяжелые физические недостатки, например глухота [Матвеев В. Ф., Барденштейн Л. И.

, 1975] или врожденный гипогенитализм [Коркина М. В. и др., 1978]

Исключительные по тяжести неблагоприятные социальные воздействия на детей и подростков в настоящее время в нашей стране встречаются чрезвычайно редко. Описанные ранее случаи в большинстве были связаны с ужасами войны и фашистской оккупации [Сухарева Г. Е., 1959]. Наш материал—несколько сот подростков, родившихся в 50—60-х годах,— не дал нам ни одного подобного наблюдения.

Значительно чаще формирование приобретенной психопатии происходит, когда в преморбиде личность принадлежит к крайним вариантам нормы. Н- Binder (1960) отметил, что психопатические развития чаще всего начинаются у «дискордантно-нормальных» личностей, в то время как «конкордантно-нормальные» после психических травм легко восстанавливают утраченное равновесие, даже если ситуация не улучшается.

Акцентуации характера, будучи крайними и менее устойчивыми вариантами нормы, вероятно, представляют наиболее подходящую почву для формирования приобретенных психопатий. Но для психопатическою развития на почве акцентуации характера необходимо соблюдение трех условий неблагоприятного влияния среды:

1) оно должно быть особо значимым для данного типа акцентуации, адресоваться к его «месту наименьшего сопротивления»;

2) оно должно быть достаточно продолжительным или многократно повторяющимся;

3) оно должно падать на критический период формирования характера т е. для большинства психопатий на подростковый возраст

В подростковом возрасте наиболее частым влиянием, отвечающим всем этим требованиям, является неправильное воспитание. Наиболее способствующие формированию приобретенных психопатий виды неправильного воспитания были отмечены О. В.

 Кербиковым (1962) — «гипоопека» и безнадзорность, «гиперопека», «Золушка», «кумир семьи» К ним следует добавить описанное Г Е Сухаревой (1959) воспитание в условиях повышенной недетской ответственности, а также воспитание в атмосфере жестоких взаимоотношений в окружении.

По мнению В. А. Гурьевой и В Я Гиндикина (1980), среди «трудных» подростков «ядерные», т е. конституциональные, психопатии составляют 52 %, а патохарактерологические и психогенные развития — 33 %. Некоторые авторы, по-видимому, склонны расширять диагностику развитии: по данным Ф.

 И. Ивановой (1972), соотношение ядерных психопатий и развитии 1:1, а по материалам Е. А. Коссовой (1971) —даже 1:3 в пользу последних. У взрослых психопатические развития диагностируются значительно реже, чем у подростков.

Можно полагать, что определенная часть акцентуаций характера у подростков с преходящими психопатоподобными нарушениями поведения в этом возрасте трактуется как «патохарактерологическое развитие» или «краевая психопатия» Подобная опасность уже была отмечена в отношении затяжных реактивных состояний у подростков [Пивоварова Г. Н., 1962].

Наши катамнестические исследования показали, что у 72 подростков, у которых была диагностирована психопатия, через 2—4 года этот диагноз был сохранен в 88 %. Лишь в 12 % стойкая и хорошая компенсация на протяжении l/2—3 лет после завершения пубертатного периода позволяет думать, что эти случаи правильнее было бы расценить как акцентуации характера.

Зато среди 55 подростков, квалифицированных как акцентуации, хорошая п стойкая социальная адаптация через 2—4 года отмечена в 82 %. В остальных случаях под влиянием неблагоприятных условий среды наступило психопатическое развитие или возник хронический алкоголизм.

Эти данные еще раз свидетельствуют о том, что диагноз психопатического развития у подростков должен ставиться с осторожностью.

Ч го же должно служить критериями диагноза психопатического развития («краевой», приобретенной психопатии) в подростковом возрасте?

Прежде всего необходимо соответствие критериям диагностики психопатий по П. Б. Ганнушкину — О. В. Кербикову (см. гл. I), т. е. должны иметь место относительная тотальность и стабильность характера, ведущие к социальной дезадаптации.

Стадии, предшествующие формированию психопатии — психопатические или патохарактерологические реакции, пубертатный полиморфизм и т. п. {Ковалев В. В., 1973; Гурьева В. А., Гиндикин В. Я.

, 1980], когда такого соответствия еще нет, с нашей точки зрения, могут служить лишь вехами при изучении анамнеза или «угрожаемыми симптомами», но не основанием для ранней диагностики приобретенных психопатий.

Малоудачным представляется использование термина «патохарактерологическое развитие» для случаев, когда изменения характера еще не достигли уровня психопатии. Само обозначение подразумевает, что развитие в отношении изменений характера достигло патологического уровня, ушло за рамки крайних вариантов нормы, чего нередко в этих случаях еще не бывает.

В силу сказанного важно отграничение психопатических развитии от семейной и педагогической запущенности [Твердохлебов В. И., 1971; Ковалев В. В., 1979; Гурьева В. А., Гиндикин В. Я., 1980]. Последней свойственны хорошая адаптация в среде сверстников, избирательное отношение к старшим, отчетливая психогенная обусловленность нарушений поведения и его улучшение в благоприятной обстановке.

Диагностируя психопатическое развитие, необходимо также констатировать достаточное по продолжительности пагубное влияние среды (чаще всего неправильное воспитание), особенности которого должны соответствовать типу формирующейся психопатии. Наконец, в анамнезе должны быть указания на возможную преморбидную акцентуацию характера, опять же того типа, который особенно чувствителен в отношении данного рода неблагоприятных влияний среды.

Следуя этим критериям диагностики психопатических развитии, среди 300 госпитализированных с психопатическими нарушениями подростков к психопатическим развитиям было отнесено лишь 10 % случаев, в то время как диагноз «психопатия» был поставлен в 48 %, а 42 % случаев было расценено как нарушения поведения или реактивные состояния, возникшие на фоне акцентуаций характера.

И хотя небольшая часть из них, судя по данным катамнеза, встают на путь психопатического развития, однако в момент обследования этот диагноз нам представлялся преждевременным. Говорить о субклиническом этапе развития психопатии [Кербиков О. В.

, 1961] правомерно ретроспективно, когда психопатия уже сформировалась, и преждевременно до этого, так как в большинстве случаев до психопатии дело так и не доходит.

Итак, определенные взаимоотношения между типом, акцентуации характера, видом неправильного воспитания и типом психопатического развития являются основой для диагноза последнего. Далее рассматриваются наиболее частые типы неправильного воспитания и связанные с ними типы психопатических развитии.

Источник: http://ncpz.ru/lib/1/book/55/chapter/35

Кербиков Олег Васильевич (Kairbekov Oleg)

Кербиков психопатии

Знаменитости по датам рождения ›Дата рождения:Место рождения:Дата смерти:Место смерти:Страна:Научная сфера:Место работы:Учёная степень:Учёное звание:Альма-матер:Научный руководитель:
Олег Васильевич Кербиков
3 мая 1907(1907-05-03)
Москва
6 мая 1965(1965-05-06) (58 лет)
Москва
СССР СССР
психиатрия
Ярославский медицинский институт, 2-й Московский медицинский институт
доктор медицинских наук
академик АМН СССР
Московский государственный университет
П. Б. Ганушкин

Оле́г Васи́льевич Ке́рбиков (3 мая 1907 – 6 мая 1965) – советский психиатр, академик АМН СССР.

  • Биография
  • Клиническая типология психопатий Кербикова
  • Основные труды
  • Память
  • См. также
  • Литература
  • Ссылки

Биография

Олег Васильевич Кербиков родился 3 мая 1907 года в Москве на Татарской улице, где жили его родители.

Отец, родом из крестьян небольшой деревни Сумы на берегу речушки Корожечма в Мышкинском уезде Ярославской губернии (ныне Угличском районе Ярославской области), работал в Москве приказчиком, мать – работницей в шляпной мастерской.

Каждое лето Кербиковы отправлялись на родину, где у них был собственный хороший дом, в котором впоследствии размещалось правление местного колхоза. В 1914 году Олег поступил в гимназию.

После Октябрьской революции Кербиковы переселились в Сумы. Отец вскоре был назначен волостным комиссаром в ближайшее село Климатино, а позднее военным комиссаром в Мышкин, затем в Рыбинск, ещё позднее работал в губкоме в Ярославле.

Олег учился в школе второй ступени в Угличе, жил у сестры отца, проживавшей на улице Пролетарской в доме № 34.

Кербиков руководил школьным журналом «Факел», ещё школьником вступил в ряды РКСМ, являлся бойцом ЧОНа (частей особого назначения).

В 1923 году окончил школу и поступил в Ярославскую губернскую совпартшколу. В 1924 году направлен губкомом для продолжения образования в Московский государственный университет, где выбрал Медицинский факультет. В 1929 году получил диплом врача и по распределению направлен в психиатрическую больницу вблизи Рязани.

В течение года работал ординатором в клинике крупнейшего психиатра П. Б. Ганушкина, затем на его кафедре аспирантом, затем ассистентом до 1938 года, причём последние два года являлся ещё учёным секретарем 1-го Московского мединститута. В 1937 году без защиты диссертации ему присуждена учёная степень кандидата наук.

Затем, до Великой Отечественной войны, преподавал в 4-м Московском медицинском институте и одновременно был главным городским психиатром и директором Московского центрального психоприёмника.

Создал новое по профилю психиатрическое отделение при общей соматической больнице имени Боткина, развернул психиатрические колонии «Поливаново», «Светлый путь», «Кудиново».

В самом начале войны эвакуирован в Казань, где работал старшим врачом городской психиатрической больницы, уже в 1942 году возвратился и возглавил 2-ю Московскую Загородную психиатрическую больницу.

В марте 1945 года избран заведующим кафедрой психиатрии Ярославского медицинского института, в мае защитил докторскую диссертацию по теме «Острые симптомы начальной шизофрении», через год стал заместителем директора института по научно-учебной работе, а в декабре 1949 года директором.

В 1952 году Кербиков избрался по конкурсу заведующим кафедрой психиатрии 2-го Московского медицинского института, с 1955 по 1958 год он возглавлял его.

Также работал заместителем председателя Совета по координации научных исследований Министерства здравоохранения СССР, с 1962 года был действительным членом Академии медицинских наук СССР, со следующего года – её главным учёным секретарём.

Был председателем редакционной группы в комиссии законодательных предположений Совета Союза и Совета национальностей Верховного Совета СССР по здравоохранению.

Кербиков подготовил 3 доктора и 20 кандидатов наук.

Умер 6 мая 1965 года, оставив после себя богатое творческое наследие – более 70 работ по психиатрии. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Его имя присвоено Московской загородной психиатрической больнице в Добрынихе. В его честь проходят Кербиковские чтения.

Клиническая типология психопатий Кербикова

Могила Кербикова на Новодевичьем кладбище Москвы.

Предложенная Кербиковым О. В. типология психопатий была наиболее распространённой в отечественной психиатрии и включет следующие типы:

  • Возбудимый тип.
  • Неустойчивый тип.
  • Астенический (тормозимый) тип.
  • Психастенический тип.
  • Шизоидный тип.
  • Мозаичный (смешанный) тип.

Триада критериев психопатий Ганнушкина-Кербикова:

1. Выраженность патологических свойств личности до степени нарушения социальной адаптации.

2. Относительная стабильность психических черт характера, их малая обратимость.

3. Тотальность патологических черт личности, определяющих весь психический облик.

Кербиков О. В. отмечал, что определенный тип воспитания ведет к формированию определенной психопатии. Так, при доминирующей гиперпротекции (воспитание ребёнка в «ежовых рукавицах») формируется астенический тип, а при потворствующей гиперпротекции (ребёнок является «кумиром семьи») формируется личность истерического типа и т. д.

Генетическая систематика психопатий Кербикова-Фелинской

Данная систематика разделяет психопатии по этиологическому признаку на следующие группы:

1. Ядерные (конституциональные, истинные).

2. Приобретённые, к которым относят следующие группы:

  • Постпроцессуальные (обусловлены перенесённым душевным заболеванием).
  • Органические (связаны с церебрально-органической патологией. Например, характеропатический вариант органического психосиндрома).
  • Краевые (патохарактерологическое, постреактивное и постневротическое патологическое развитие личности).

В большинстве случаев этиология психопатии бывает смешанной.

Основные труды

  • Кербиков О. В.. Об участии травмы головы в генезе нетравматических психозов // «Памяти Петра Борисовича Ганнушкина» (Ред. А. О. Эдельштейн). – М.; Ленинград: Государственное издательство биологической и медицинской литературы, 1934. – с. 275-291.
  • Кербиков О. В., Иолович И. С.. Проблемы организационной психиатрии. – М.: Наркомздрав СССР, 1944.
  • Кербиков О. В.. Острая шизофрения. – М.: Медгиз, 1949.
  • Кербиков О. В.. Лекции по психиатрии. – М.: Государственное издательство медицинской литературы, 1955.
  • Кербиков О. В., Озерецкий Н. И., Попов Е. А., Снежневский А. В.. Учебник психиатрии. – М.: Медгиз, 1958.
  • Кербиков О. В., Коркина М. В., Наджаров Р. А., Снежневский А. В.. Психиатрия. – М.: Медицина, 1968.
  • Кербиков О. В.. Избранные труды. – М.: Медицина, 1971.

Память

Имя О. В. Кербикова носит Психиатрическая больница № 2, расположенная в Московской области.

См. также

Литература

  • Блейхер В. М., Крук И. В.. Толковый словарь психиатрических терминов.
  • Жмуров В. А. Большой толковый словарь терминов психиатрии. – М.:Джангар, 2010.
  • Жмуров В. А. Клиническая психиатрия. – М.:Джангар, 2010.
  • Колодин Н. Н. Второй директор // Ярославские эскулапы. – Ярославль: Канцлер, 2009. – Т. 3. Корифеи и академики. – С. 196-208. – 396 с. – (Этюды о былом). – 150 экз. – ISBN 978-5-91730-002-3.

Доп. информацияЧастично использовались материалы сайта http://ru.wikipedia.org/wiki/

Источник: http://famous-birthdays.ru/data/03_maya/kerbikov_oleg_vasilevich.html

Олег Васильевич Кербиков – советский врач-психиатр, талантливый учёный, прекрасный педагог, академик Академии медицинских наук СССР.

Олег Васильевич родился в Москве 3 мая 1907 года. Его отец на то время работал приказчиком, а мать – работницей мастерской.

В 1924 году поступил в Московский государственный университет на медицинский факультет. В 1929 году получив диплом врача, направлен по распределению в психиатрическую больницу вблизи Рязани. Впоследствии работал ординатором в клинике известного психиатра П.Б. Ганнушкина, а затем на кафедре аспирантом и ассистентом. В 1937 году Олегу  Васильевичу была присуждена степень кандидата наук.

До Великой Отечественной войны был преподавателем в 4м Московском медицинском институте и одновременно директором центрального психоприёмника Москвы. В начале войны был эвакуирован в Казань, где работал старшим врачом городской психиатрической больницы. Вскоре, в 1942 году возвратился в Москву и стал директором психиатрической больницы.

В марте 1945 года переезжает в Ярослав и становится заведующим кафедрой психиатрии медицинского института. В мае того же года защитил докторскую диссертацию, которая называлась «Острые симптомы начальной шизофрении», и в декабре 1949 года становится директором медицинского института в городе Ярославле.

В 1952 году возвращается и руководит кафедрой психиатрией 2го Московского медицинского института. В период с 1956 по 1958 годы О.В. Кербиков становится ректором крупнейшего вуза страны – медицинского института имени Пирогова.

За свою недолгую, но яркую жизнь Олег Васильевич гармонично сочетал интенсивную научную деятельность с участием в организации здравоохранения.

Олег Васильевич работал заместителем председателя Совета по координации научных исследований Министерства здравоохранения СССР, академиком – секретарем Академии медицинских наук, плодотворно работал и на других постах.

Он не однократно избирался в городской совет депутатов трудящихся и его деятельность отличалась принципиальным подходом к решению вопросов здравоохранения и развития медицины.

Плодотворно он работал и в Верховном Совете Союза ССР.

Уже в последние годы своей жизни активно занимался судебной психиатрией, решал порой сложные вопросы, являясь экспертом-психиатром, участвовал и в подготовке учебника по судебной психиатрии.

Олег Васильевич был прекрасным педагогом и талантливым лектором. На его содержательные лекции и обстоятельные клинические разборки, как правило, собиралась большая аудитория.

Он является автором “Лекций по психиатрии”, а также соавтором учебника психиатрии. Имя О.В. Кербикова известно и за рубежом.

Его работы печатались в иностранных журналах, он представлял советскую психиатрию на международных съездах и симпозиумах.

Всего Кербиковым издано более семидесяти работ по психиатрии, но следует выделить основные труды: «Острая шизофрения», «Проблемы организационной психиатрии». Кроме того, он исследовал различные вопросы клиники психических заболеваний и терапии, в области пограничной психиатрии, психопатий и неврозов.

Изучая клиническую динамику психопатий и неврозов Кербиков с сотрудниками многократно ведя наблюдение, показал пути и условия поэтапного формирования разных форм так называемых краевых психопатий.

Помимо разнообразных закономерностей становления форм психопатий Олег Васильевич описал одну закономерность всех видов психопатий, так называемые психопатические циклы. В этой клинике подробно исследовалась также динамика психопатий.

Под руководством Олега Васильевича тщательно проводились исследования по клинической динамике неврозов, а в последние годы жизни он проявлял интерес к микросоциологии так важной при изучении проблем пограничной психиатрии.

Олег Васильевич был хорошо эрудированным и гуманным врачом, постоянно заботившемся судьбой больных, а они в свою очередь, чувствуя такое отношение, платили искренней признательностью и уважением.

О. Кербиков хорошо владел методами статической обработки. Статистическая обработка была применена им при изучении связи отдельных синдромов с нозологическими единицами и соотношения синдромов между собой.

Олег Васильевич в своей монографии «Проблемы организационной психиатрии» обобщил закономерности психической заболеваемости и движения больных. Ряд исследований посвящены истории выделения психопатий.

О. Кербиков проводя исследования по лечению и клинике психических заболеваний, всегда отстаивал нозологические принципы в психиатрии.

Важные исследования Олега Васильевича относятся к наиболее сложным разделам психиатрии – области психопатий и неврозов. Приняв от своего учителя П.Б.

Ганнушкина наработки в исследовании психопатий, он создал новое направление в этой сложной проблеме. Все научные исследования профессора О.

Кербикова носили широкий и творческий характер и затрагивали актуальные вопросы психиатрии: лечения, клиники, патологической анатомии психозов, организационные, исторические и другие.

Профессору О. Кербикову принадлежит тщательное и всестороннее описание острой шизофрении. В книге «Острая шизофрения» он описал новые факты и закономерности развития шизофрении. Совместно с сотрудниками Олег Васильевич провёл тщательное исследование иммунологической реактивности при шизофрении – этого сложнейшего заболевания.

Следует подчеркнуть, что профессор О. Кербиков как клиницист владел гистопатологическим (лабораторным) методом исследования. Это даёт возможность для рассмотрения проблем симптоматических психозов и на сложной области патологии сознания.

Преждевременная смерть оборвала эту недолгую, (всего 58 лет) но яркую жизнь. Олег Васильевич Кербиков скончался 6 мая 1965 года в Москве и похоронен на Новодевичьем кладбище.

Его имя носит Московская загородная психиатрическая больница, а в его честь проводятся так называемые Кербиковские чтения.

Источник: http://psihoanalitik.net/library/personalities/24346

Клинические подходы к выделению групп психопатических расстройств (Ганнушкин П.Б., Кербиков О.В.)

Кербиков психопатии

В настоящее время в связи с пересмотром клинического содержания и приобретением термином «психопатия» нарицательного значения в современных классификациях психи­ческих расстройств, в том числе и в МКБ-10, используется новый термин «специфические расстройства личности», которые обозначают стойкие врожденные или приобретенные характерологические расстройства при общей сохранности интеллекта, приводящие к на­рушениям межличностных отношений и адаптации к окружающему.

Смысл подобного определения почти полностью совпадает с тремя обязательными характеристиками, предложенными в 1933 г. П.Б. Ганнушкиным и окончательно сформулированными 0.В. Кербиковым (1971):

· тотальностью охвата личности, всего ее психического склада, а не отдельных черт характера: в когнитивной сфере (то есть характер восприятия и интерпретации пред­метов, людей и событий; формирование отношений и образов Я и «другие»), в эмоциональной сфере (диапазон, интенсивность и адекватность эмоциональных реакций), в контролировании влечений и удовлетворение потребностей, в отношениях с другими и манере решения интерперсональных ситуаций;

· стабильностью проявлений (однотипностью реагирования, при которой патологиче­ские черты актуализируются везде и всегда, в слабой зависимости от благоприятности или неблагоприятности ситуации, на протяжении всей жизни, то есть не ограничиваясь одним «пусковым механизмом»), что, впрочем, не исключает наличия довольно длительных периодов компенсации;

· социальной дизадаптацией (нарушение нормальных взаимоотношений с окружающими).

Оценка вышеперечисленных критериев должна основываться на как можно большем количестве источников информации.

Существуют многочисленные классификации психопатии, построенные на различных базовых принципах. Наибольшую известность среди отечественных имеет классификация О.В. Кербикова, основывающаяся на генетическом подходе. Она предполагает деление всех психопатий на так называемые ядерные (конституциональные) и нажитые, а последние, в свою очередь, делятся на краевые и органические.

К числу ядерных, или «истинных», относят психопатии, обязанные своим возникнове­нием генетическому фактору или наследственным заболеваниям (например, шизофрении).

В этих случаях удается установить наличие того же типа характера у родителей, сибсов (по­томков одних родителей) и у родственников по боковым линиям. Отмечаются также раннее проявление аномалий характера и их относительная неизменность в течение жизни.

Ядерные психопатии могут возникать даже при самых благоприятных условиях воспитания. Имен­но эта группа выступает общепринятым эталоном психопатий.

Группа нажитых (приобретенных, реактивных) психопатий объединяет патологию харак­тера, формирующуюся в детстве.

В генезе «краевых» личностных аномалий в этих случаях большое место занимают неблагоприятные социально-психологические факторы (плохие условия жизни в детстве, сиротство, отсутствие материнской ласки либо, напротив, ги­перопека, асоциальные установки микросоциального окружения, наркомания, алкоголизм родителей, утрата одного из родителей, распад родительской семьи и другие стрессовые события), которым не противостоят корригирующие воспитательные влияния. Этот этап формирования личности в патологическом направлении, предшествующий возникновению стойкой нажитой патологии личности или приобретенной психопатии, 0. В. Кербиков назвал патохарактерологическим развитием. Такое развитие может быть не только проявлением динамики сформированной психопатии, но и формой становления психопатической лич­ности. Иными словами, в группе «краевой психопатии», по О.В. Кербикову, патологическое (патохарактерологическое) развитие первично по отношению к психопатии, которая формируется этим развитием.

По мере окончательного формирования патохарактерологической структуры различия между клиническими проявлениями ядерных и краевых психопатий постепенно нивелиру­ются.

Органические психопатии обусловливаются органической недостаточностью или «ми­нимальной мозговой дисфункцией», возникшей до 3,5 лет. Это период, когда головной мозг и особенно его молодые в эволюционном отношении отделы еще не сформированы.

Весь ход дальнейшего развития мозговых систем, все становление характера и личности в целом оказывается «поврежденным», изначально искаженным.

Нерезко выраженные оста­точные явления раннего органического поражения мозга могут быть компенсированными и не приводить к развитию органической психопатии.

Но они могут создавать почву для того, чтобы под влиянием неблагоприятных влияний окружающей среды (например, хронической психической травматизации, неправильного воспитания) началось формирование устойчивых психопатических черт характера, то есть благоприятствуют психопатическим развитиям.

Таким образом, болезненные состояния личности (личностные расстройства) пред­ставляют собой глубоко укоренившиеся и постоянные модели поведения, отличающиеся негибкостью реагирования на широкий диапазон различных социальных ситуаций.

Наличие стабильности в проявлениях психопатий не означает невозможности их из­вестной вариативности на протяжении жизни. Ю.А.

Александровский (2000) выделяет два типа динамики расстройств личности (психопатий), отличая такую динамику от течения заболевания (в противовес которой сохраняется единство строя личности и коренного из­менения характера не происходит).

Первый соответствует возрастным кризам, и его про­явления напоминают те сдвиги в характере людей, которые происходят у гармоничных, здоровых личностей в пубертатном и климактерическом периодах. Можно отметить лишь большую остроту таких заострений характера у патологических личностей.

Второй тип динамики расстройств личности обусловлен стрессовыми, главным образом психотравмирующими воздействиями. Наиболее общий механизм такого рода динамики — сменяющие друг друга компенсация и декомпенсация личностных особенностей. Декомпен­сация проявляется в заметном обострении всех присущих личности черт.

Компенсация есть более или менее адекватное, хотя в данном случае и хрупкое, приспособление личности к микросоциальной среде. Причем столь же очевидно, что большую часть своей жизни, несмо­тря на наличие патохарактерологических черт, такие субъекты остаются адаптированными к окружающей жизни.

Они работают, получают образование, создают семьи и т.д.

К числу проблем, возникающих в области изучения психопатий, необходимо отнести и такие, как соотношение между врожденным и приобретенным в их генезе.

Например, не­смотря на то, что в подавляющем большинстве работ, посвященным психопатиям, имеются прямые или косвенные указания на врожденный, конституциональный характер их проис­хождения, на врожденную неполноценность нервной системы, в иных случаях решающую роль начинают играть прижизненные социальные факторы типа грубых ошибок в вос­питании. Характерны и специфические интеллектуальные недостатки, например слабость или отсутствие критичности и снижение прогностических функций.

Источник: https://studopedia.su/12_117863_klinicheskie-podhodi-k-videleniyu-grupp-psihopaticheskih-rasstroystv-gannushkin-pb-kerbikov-ov.html

Невроз гуру
Добавить комментарий