Люди кто избавился от невроза

Содержание
  1. Как избавиться от невроза?. Статья. Глубинная психология. Самопознание.ру
  2. Тайный союз запретных желаний
  3. Что происходит с ребёнком, когда его перевозбуждают?
  4. О любви не говори
  5. Как жить с неврозом. Девять провальных стратегий избавления от тревожности
  6. Ни одно подтверждение не помогает, потому что вывсегда можете начать сомневаться и в самом подтверждении.
  7. 2. Вы пытаетесь прекратить думать
  8. К сожалению, этот метод не только не работает, но приводит к «рикошету мысли» и лишь ухудшает ситуацию в долгосрочной перспективе.
  9. 3. Вы собираете информацию, но это не помогает
  10. Исследование показывает, что хронические невротики рассматривают нейтральную или неоднозначную информацию как угрозу. Застенчивые люди считают любое сложное выражение лица сердитым.
  11. 4. Вы проверяете — снова и снова
  12. Проверка никогда не обращается к основе вашего беспокойства: «Я не могу вынести неуверенность».
  13. 5. Вы избегаете дискомфорта
  14. Избегание того, что вас беспокоит, срабатывает моментально. Однако оно же укрепляет веру в то, что вы не в состоянии решить указанные проблемы, заставляя вас еще больше бояться столкновения с ними в будущем.
  15. 6. Вы страдаете «синдромом чрезмерной подготовки»
  16. Чрезмерная подготовка укрепляет веру в то, что вы должныполностью контролировать то, что вас тревожит, иначе случится катастрофа.
  17. 7. Вы используете безопасное поведение
  18. Безопасное поведение очень распространено, и люди часто не задумываются о своих ритуалах, пока окружающие не укажут на них и не попросят прекратить.
  19. Безопасное поведение имеет большое значение вподдержаниичувства страха и беспокойства. Длительное использование ритуалов убеждает вас в том, что вы не можете справиться самостоятельно, что эта ситуация так и останется «опасной» и «проблематичной», если вы не «защитите» себя при помощи предотвращающих опасность действий.
  20. 8. Вы всегда пытаетесь произвести хорошее впечатление
  21. Большинство невротиков росли, не имея теплой привязанности со стороны родителей, зато с необходимостью ориентироваться на мысли и чувства других людей и с обязанностью угождать им. В результате человек никогда не уверен в том, что может нравиться, что отношения с ним будут поддерживать.
  22. 9. Вы размышляете, обдумывая проблему снова и снова
  23. Люди, склонные к бесплодным размышлениям, как правило, более подавлены и встревожены, у них с большей вероятностью случаются рецидивы депрессии и стресса. Женщины страдают этим чаще, чем мужчины.
  24. Как самостоятельно справиться с неврозом в домашних условиях, делюсь!
  25. История моего здоровья: как я заработала невроз!
  26. Как я определила, что у меня невроз: симптомы заболевания
  27. Какие средства против невроза оказались бесполезны?
  28. Как я избавилась от невроза за неделю в домашних условиях
  29. Что еще пришлось поменять в жизни?
  30. Как я шесть лет лечила невроз

Как избавиться от невроза?. Статья. Глубинная психология. Самопознание.ру

Люди кто избавился от невроза

Когда говорят о неврозе или невротических состояниях, то в первую очередь обращают внимание на некий внешний конфликт, вызвавший у невротика стресс и появление симптомов, причиняющих страдания и осложняющих жизнь не только невротику, но и его близким: вспышки раздражительности, перевозбуждения, подавленности и уныния, навязчивые действия, мысли, страхи и пр.

Невроз может и не проявляться какими-то отклонениями в поведении человека, но при этом он может находить выход на соматическом уровне: обмороки, тики, параличи, головные, сердечные боли, сердцебиения, головокружения, нарушения работы желудочно-кишечного тракта, повышение или понижение давления (врачи называют это вегетососудистая дистония), нарушения в сексуальной, детородной сфере и т.д.

Общее для всех этих симптомов то, что врачи не могут найти никаких повреждений внутренних органов. С физической точки зрения, человек здоров. По данным статистики среди пациентов поликлиник, такие больные составляют до 40% от общего количества обращающихся за помощью.

В 19 веке, до открытия Фрейдом психоанализа, и выделения невроза как отдельного заболевания, отграниченного с одной стороны от нервных болезней (эпилепсия, болезнь Паркинсона), а с другой стороны от психозов, таких больных врачи считали симулянтами. Но при неврозе человек испытывает порой жесточайшие страдания.

Никаких лекарств для лечения невроза у медиков тогда не существовало. Нет таких лекарств и сейчас. Тем не менее, как и во времена Фрейда, невроз пытаются лечить гипнозом, аутотренингом, хвойными ваннами, электромассажем, различными фармпрепаратами, гомеопатическими средствами, и ещё более смешными, бесполезными и экзотическими методами.

Смешно это выглядит, поскольку такое врачевание демонстрирует игнорирование, либо непонимание природы невроза, его источников. Конечно, если бы предлагаемые методы не давали эффекта, то они не находили бы спроса совсем. Эффект бывает — симптомы могут уйти.

Но это происходит не вследствие особенностей перечисленных подходов, а в результате действия эффекта плацебо, а также (в случае лечения больного в клинике) за счёт того, что он больше не подвергается стрессу, вызвавшему появление симптоматики.

Симптомы ушли — и хорошо! Но беда в том, что при следующей стрессовой для невротика ситуации они вновь возвращаются, бывает в прежнем, а бывает в ином виде.

Стрессов избежать невозможно, поскольку стресс у невротика, как и у всех людей, вызывают ситуации, связанные с вызовом, который предъявляет человеку жизнь, реальность на пути взросления, зрелости, старости (отрыв от груди, детсад, школа, институт, работа, отношения с противоположным полом, создание семьи, рождение детей, смерть близких и т.д.). Но, в отличие от нормальных людей, невротик не может принять этого вызова, уклоняется от него, находит тех, кто защитит его от жизни.

Внешние ситуации, из-за которых невротик выходит из строя, провоцируют дремлющий внутренний конфликт. Это конфликт между мощным инцестуозным (кровосмесительным) желанием, и таким же мощным запретом на реализацию этого желания.

Причём, осознание этого желания тоже находится под запретом внутренней цензуры. Такая вот получается загогулина: не просто нельзя чего-то хотеть, а даже и думать нельзя о том, чего хотелось бы.

Поэтому часто на вопрос: “Чего он хотел бы?” невротик ничего вразумительного ответить не может, либо говорит, что он хотел бы как раз это понять: что ему хочется?

Когда-то это желание возникло в сознании и, натолкнувшись на запрет цензуры, было вытеснено в подсознание, но оттуда оно никуда не ушло, а, напротив, стремится вырваться на сцену сознания, подобно пробке, погружённой в воду.

Для того чтобы желание не всплыло и оставалось неосознанным цензура забирает много энергии (поэтому невротики часто жалуются на переутомление, упадок сил).

Однако, что-то, в замаскированном виде всё же прорывается в сознание во снах, когда цензура ослаблена, либо в виде различных симптомов, в оговорках, ошибочных действиях.

И всегда за этим можно найти намёки, как на вытесненное желание, так и на наказание за это желание. Классический пример конца 19 века: женщина, падающая в обморок при виде мужчины, который вызывает у неё недопустимое желание.

Этим она обращает внимание на своё соблазняющее мужчину тело, а он подхватывает её, обнимая (запретное удовольствие), но, при этом, она ничего не помнит потом (наказание за удовольствие).

Иными словами, симптом — это компромисс между запретным желанием и наказанием за него.

Тайный союз запретных желаний

Конфликт этот формируется в раннем возрасте (до 5 лет) ребёнка и обусловлен отношениями между ним и его родителями. Взросление и развитие любого ребёнка, начиная с первых дней жизни, сопряжено с постепенным отделением от родителей и ростом способности самому заботиться о себе и своих потребностях и желаниях.

Родители, их отношение к ребёнку и между собой могут способствовать такому отделению, а могут тормозить, либо совсем приостановить его. Я имею в виду эмоциональное развитие и, прежде всего, осознание своих желаний и желаний своих родителей. Если ребёнок (да и взрослый тоже) не понимает, чего он хочет, он не может развиваться.

Ему остаётся лишь удовлетворять чужие желания, служить чужим целям.

Торможение происходит, если родители используют ребёнка для решения своих неразрешённых конфликтов, втягивают его в свои отношения, заставляя его удовлетворять свои взрослые желания.

Например, женщина, разочарованная и несчастливая в своих супружеских отношениях с мужем, может компенсировать свою неудовлетворённость отношениями с маленьким сыном, соблазняя и привязывая его к себе.

Она может укладывать его с собой в постель, вместо мужа (или между собой и мужем), кормить грудью лет до 3-х, тормозя развитие речи ребёнка (затыкать ему рот грудью), мыть его в ванне лет до 10 и т.д.

 Конечно, всё это она будет объяснять рациональными причинами, заботой: “Он без меня боится спать, он не хочет расставаться с грудью, он сам себя не помоет так хорошо, как я его”. Но за этими объяснениями спрятано тайное удовольствие от отношений с ребёнком (он ласкает её тело, она его).

Конечно, это удовольствие есть и в нормальных отношениях: разве не похожи взаимные ласки младенца и матери на отношения двух любовников? Но для отношений будущего невротика и его матери характерны чрезмерная стимуляция, перевозбуждение матерью своего сына с одной стороны и её неудовлетворённость отношениями с мужчиной с другой стороны.

Когда такая мама жалуются на гиперактивность первоклассника-сына, может выясниться, к примеру, что она делает с ним уроки, держа его у себя на коленях, либо ложится с ним в постель почитать сказку на ночь и т.п. Ребёнок пытается справиться с постоянным перевозбуждением, провоцируемым мамой, с помощью гиперактивности. Если мама вернётся к мужу и оставит сына в покое, пройдёт и гиперактивность.

Что происходит с ребёнком, когда его перевозбуждают?

Он оказывается в плену у своих детских желаний, разжигаемых матерью: не расставаться с мамой, быть для неё важнее отца, исключить его из этих отношений. Это тайный, инцестуозный (кровосмесительный) и неосознаваемый союз между матерью и сыном.

Инцестуозные желания возникают у всех детей в этом возрасте, но, если отношения между родителями нормальны, ребёнок может высказывать свои инцестуозные желания вслух (мальчик в 3–5 летнем возрасте мечтает жениться на маме, девочка хочет выйти замуж за папу), а родители помогают ему пережить горе и разочарование, связанное с несбыточностью этого желания и необходимостью взросления и ухода из семьи на поиски своего счастья за пределами семьи.

Но для будущего невротика всё осложняется тем, что про эти самые желания запрещено говорить, а значит и чувствовать их.

В то же время, перед ним стоит непосильная задача — осчастливить неудовлетворённую в своей взрослой жизни мать (а девочке отца), он слишком мал для этого и сам нуждается не столько в материнском (или отцовском) соблазнении, сколько в твёрдости и авторитетности позиции отца, как главы семьи.

Ему нужна не соблазняющая его мать (отец), а любящие и удовлетворённые друг другом родители. Лишь когда мальчик поймёт, что он не соперник отцу (а девочка — не соперница матери), тогда он сможет смириться, разлюбить, оставить её и пуститься на поиски другого объекта любви, своей сверстницы.

Отрава и яд невротических отношений в том, что мать ставит сына на место отца (при попустительстве или бегстве отца из отношений с женой) и перекладывает на него ответственность за своё женское счастье, что приводит уже взрослого невротика к тому, что он всякий раз будет чувствовать себя виноватым, если позволит себе увлечься чем-либо или кем- либо. Он остаётся влюблённым в мать и хочет её, но знание об этом от его сознания скрыто. Даже если ему и удастся создать семью, отношения с супругой незаладятся, поскольку сердце его принадлежит матери. Сексуальные отношения тоже в той или иной степени оказываются под запретом, поскольку нагружены виной и страхом наказания за запретное влечение к матери (можно сказать, что свой пенис мужчина-невротик передаёт в распоряжение матери), что может приводить к импотенции. Невротичные женщины, имевшие в детстве подобные взаимнособлазняющие отношения со своими отцами, страдают потом от фригидности, ложного бесплодия и т.п.

О любви не говори

Понятно, что такие отношения с детьми возникают у родителей, которые сами страдают от невроза, порой, передаваемого, из поколения в поколение. Поэтому, невроз никогда не бывает индивидуальным, он всегда семейный.

Невротичные, незрелые родители устанавливают в семье невротичную систему отношений, которая может быть тщательно скрыта от постороннего взгляда (нельзя сор из избы выносить). тайна невротичной — семьи родители несчастны друг с другом, но об этом нельзя говорить, нельзя об этом знать и ребёнку.

В доме повешенного о верёвке не говорят! (очень ярко такая семья показана в фильме “Маленькая Вера”).

Невроз в таких отношениях передаётся ребёнку посредством системы скрытых (тайных) запретов и посланий:

  • По умолчанию запрещено говорить не только обо всём, что относится к сексуальному, но и обо всём, имеющем отношение к какой-либо воображаемой жизни. Сюда входят семейные секреты, запреты и табу на такие темы как: усыновление, внебрачные братья и сёстры, аборты, инцест, попытки суицида, самоубийства, измены, венерические болезни, тюремное заключение кого-либо из близких, да и просто любые внешние события, рискующие нарушить привычный адаптивный стиль семьи и её обычаи. К примеру, в таких семьях многие дети не могут говорить с родителями о своих болячках, об окружающих событиях, о друзьях и одноклассниках, о появлении месячных и т.п.
  • Парадоксальные послания ребёнку со стороны взрослого. Например, мать говорит своему сыну-подростку: “Здоровый парень, тебе давно пора за девочками бегать!” Если же она обнаруживает, что он увлёкся девочкой: “И где ты такую нашёл только!” Или отец говорит своей взрослеющей дочери: “Я обеспечу твою самостоятельность!” За этими высказываниями скрывается два невысказанных посыла: “Ты прекрасно знаешь, что хорошо тебе может быть лишь со мной!”, “Словам верить нельзя!”, потому что внешние словесные сообщения ставят ребёнка в тупик и лишают слова своего смысла. Получается: свобода = рабство, любовь = ненависть и т.п. Здесь самое важное не внешнее, а внутреннее, невысказанное послание родителя, направленное на закрепление зависимости: “Ты мой раб!” Взрослый пользуется ребёнком, его зависимостью от него, как алкоголик спиртным.
  • Изъятие имени и образа отца ребёнка в голове матери. Отсутствие мужа, то есть отца ребёнка в семье, при этом вовсе необязательно. Он может присутствовать, но его значение для ребёнка полностью нивелируется матерью, в пользу придания себе большей значимости и исключительности для ребёнка. Это приводит к наиболее серьёзным и тяжёлым неврозам, поскольку для ребёнка нет никого более, кто мог бы освободить его от оккупации матерью. По словам Лакана: “Такая мать для ребёнка, подобна разинувшему зубастую пасть крокодилу, и лишь отцовский пенис, вставленный в эту ненасытную пасть, может спасти ребёнка!”

Всё в комплексе (скрытые запреты и бессловесные послания) вызывают у ребёнка чувство любо-ненависти к родителям (по выражению французских психоаналитиков).

Он оказывается, таким образом, заключён в возлюбленную тюрьму (Серж Леклер), а внешний мир из этой тюрьмы выглядит пугающим и вызывает ужас своими соблазнами, чертями, во многом, благодаря проекции во внешний мир того, что происходит в семье, но о чём нельзя ни знать, ни говорить.

Вырваться из этих отношений ему без посторонней помощи невозможно. Возможным оказывается лишь воспроизводить этот же стиль уже в своей семье, если даже её и удастся создать.

Что касается лечения невроза, то стоит ещё раз с благодарностью напомнить о гении и бесстрашии З.

Фрейда, бросившему вызов буржуазной и врачебной морали общества 19 века своими открытиями и пониманием природы тайн человеческой психики, посвятившему всю свою жизнь разработке, обоснованию и созданию метода лечения неврозов психоанализу.

Источник: https://samopoznanie.ru/articles/kak_izbavitsya_ot_nevroza/

Как жить с неврозом. Девять провальных стратегий избавления от тревожности

Люди кто избавился от невроза

Вы волнуетесь, что выглядите недостаточно идеально (а кто вообще выглядит идеально?), и спрашиваете у партнера: «Как думаешь, я ничего?» Вам кажется, что маленькое белое пятнышко — первый симптом рака, и вы бесконечно ходите к врачам, чтобы выяснить: «Я буду жить?»

Конечно, одного подтверждения не хватает. Вы продолжаете искать еще и еще. Наверное, вы даже читали в других книгах о тревожности, как важно слышать от других людей «Не беспокойтесь, вы в порядке» или регулярно говорить это самому себе.

Ни одно подтверждение не помогает, потому что вы всегда можете начать сомневаться и в самом подтверждении.

Быть может, ваша подруга пытается поддержать вас, говоря, что вы хорошо выглядите, но на самом деле она думает, что вы выглядите хуже, чем когда-либо. Или, возможно, доктор не может с точностью сказать, рак ли это, не сделав определенных современных анализов.

Внимательно читая эту книгу, вы поймете: основная проблема состоит в том, что с помощью подтверждений вы пытаетесь устранить малейшую «неуверенность».

Вера в подтверждение мешает вам учиться жить с неуверенностью, а это очень важный элемент в борьбе с тревожностью.

Поиски подтверждения обречены: вы будете повторять их снова и снова, пытаться получить больше гарантий, чтобы уменьшить свое беспокойство (и неуверенность) хотя бы на ближайшие пару минут.

2. Вы пытаетесь прекратить думать

Возможно, вы слышали о терапии «стоп-мысль», которая включает в себя избавление от отрицательных или нежелательных мыслей методом их подавления.

Таким образом, каждый раз, когда вы беспокоитесь, что потеряете все свои деньги на фондовом рынке, вы должны заставить себя перестать думать об этом, щелкнуть себя по запястью канцелярской резинкой (чтобы отвлечься) или мысленно крикнуть себе: «Стоп!». Это, как предполагается, уменьшит вашу нервозность.

К сожалению, этот метод не только не работает, но приводит к «рикошету мысли» и лишь ухудшает ситуацию в долгосрочной перспективе.

Давайте проверим «стоп-мысль». Закройте глаза и расслабьтесь. Представьте четкий образ белого медведя — милого и пушистого. Теперь, когда у вас в голове появилась яркая картинка, я хочу, чтобы вы прекратили думать о белых медведях в течение следующих десяти минут.

Независимо от того, что вы делаете, не думайте ни о каких белых медведях. Психолог Дэвид Вегнер выяснил, что попытки подавить мысли о белых медведях приводят к возобновлению этих мыслей или даже к усилению их.

То есть если вы будете подавлять эти мысли, они лишь станут интенсивнее после того, как десять минут пройдут.

3. Вы собираете информацию, но это не помогает

Когда вы волнуетесь о чем-то, вы пытаетесь узнать о своей страшной проблеме столько, сколько можете. Возможно, вы скажете: «Знание — сила, не правда ли? Ведь таким образом мы выясняем факты». Возможно, вы действительно собрали ряд фактов (а возможно, и нет).

Но даже если перед вами полноценные факты, они могут быть отобраны тенденциозно, то есть на основе предубеждений, и не только являться бесполезными, но и вводить вас в заблуждение.

Это случается потому, что вы ищете информацию, чтобы подтвердить свои негативные убеждения, видите тенденцию, которой не существует, переоцениваете риск и придаете важность тому, что неважно.

Если вы беспокоитесь, что кого-то раздражаете, то будете не только искать любые признаки того, что этот человек относится к вам плохо, но и интерпретировать его нейтральное поведение как негативное.

Исследование показывает, что хронические невротики рассматривают нейтральную или неоднозначную информацию как угрозу. Застенчивые люди считают любое сложное выражение лица сердитым.

Собирая информацию об угрозе, человек действительно пытается понять, насколько высоки шансы того, что произойдет что-то плохое. Но теперь мы знаем, что почти всегда переоцениваем риск, когда беспокоимся. Человек, как правило, оценивает риск, полагаясь не на рациональный метод, а на несколько «эмпирических правил».

Риск оценивается как высокий под влиянием следующих факторов.

  • доступность — «если я могу вспомнить информацию легко, это то, что нужно»;
  • новизну — «если информация недавняя, это должно быть более вероятно»;
  • выразительные изображения — «если у меня есть яркий образ чего-либо, это более вероятно»
  • связь с вами — «если это связано с моими планами, это более вероятно»;
  • эмоции — «если я сильно тревожусь о чем-то, это более вероятно»;
  • серьезность последствий — «чем ужаснее плохой исход, тем он вероятнее»

4. Вы проверяете — снова и снова

Вы пытаетесь уменьшить свое беспокойство, удостоверяясь, что все в порядке. Вы думаете: «Я, возможно, что-то забыл», «Я, наверное, не заметил чего-то», «Если я смогу обнаружить какую-то мелочь заранее, то смогу предотвратить худшее» и «Я должен проверить все, тогда (возможно) я смогу что-то сделать».

Ключевые пункты следующие:

  • Если я выясню все, я смогу уменьшить неуверенность.
  • Я не выношу неуверенности.
  • Если я обнаружу признаки катастрофы заранее, то смогу предотвратить худшее.
  • Я не могу положиться полностью на свою память.
  • Осторожность никогда не бывает лишней.
  • Это — моя ответственность.

Проверка является формой компульсивного поведения, которое вы используете, чтобы уменьшить беспокойство. Она обусловлена навязчивой мыслью или тревогой. Вы можете думать: «Возможно, что-то не так с этим самолетом», — и проверять его внешний вид, прислушиваясь к звукам, которые могут свидетельствовать о поломке.

Проверка может включать в себя ежедневные осмотры вашей груди или кожи в поисках признаков рака. Каждый раз проверки приводят к мысли: «Я должна удостовериться, что у меня нет рака».

Вы проверяете, не обнаруживаете у себя опухоли и в итоге чувствуете облегчение. Как вариант, вы находите опухоль, бежите к доктору и просите провести биопсию. Доктор заверяет, что у вас ничего нет. Вы чувствуете себя лучше — буквально на час.

Затем вы задаетесь вопросом, где этот доктор учился и так ли он умен, как вы раньше считали.

Проверка никогда не обращается к основе вашего беспокойства: «Я не могу вынести неуверенность».

Это стоит вам стресса, времени и энергии, затраченных на проверки, укрепляющие ваше убеждение в том, что постоянный контроль необходим, чтобы чувствовать себя в безопасности.

А смысл? На срок от пяти минут до часа вам становится легче, а затем нужно удостоверяться снова.

5. Вы избегаете дискомфорта

Широко распространенный способ справляться с тревогой состоит в том, чтобы избегать или откладывать то, что вас беспокоит или волнует. Если вы волнуетесь из-за налогов, то избегаете заполнения налоговой декларации.

Если вы беспокоитесь о том, что вы не самая красивая женщина в мире, то не ходите на вечеринки, а увидев привлекательного человека, избегаете зрительного контакта. Если вы волнуетесь, что чем-то больны, то вы не идете к врачу.

Избегание того, что вас беспокоит, срабатывает моментально. Однако оно же укрепляет веру в то, что вы не в состоянии решить указанные проблемы, заставляя вас еще больше бояться столкновения с ними в будущем.

У вас просто нет возможности узнать, что вы можете справиться со всем этим самостоятельно. У вас нет шанса опровергнуть свои негативные убеждения.

6. Вы страдаете «синдромом чрезмерной подготовки»

Вы волнуетесь из-за того, что должны сделать доклад на следующей неделе. Хотя вы знаете, что очень компетентны и обладаете значительными и глубокими знаниями по теме, вас тем не менее тревожит мысль: «Что, если у меня все вылетит из головы?», «А вдруг кто-то задаст мне вопрос, на который я не смогу ответить?».

Вы понимаете, что довольно умны, что, работая над этим материалом, прочитали все, что положено… но так и не знаете абсолютно всего. Вы не идеальны. Необходимо немедленно продумать вашу речь вплоть до последнего слова, чтобы прочесть ее с листочка.

Наконец, вы поднимаетесь и читаете речь аудитории… но вы настолько скучны!

Вы звучите как робот. Люди думают: «Вот зануда!» А вы волновались, что если будете хоть немного спонтанным, то непременно что-нибудь забудете и собьетесь. В итоге вы ничего не забыли — но выглядели как робот.

Вам казалось, что вы должны подготовиться к любой возможности, чтобы не потерять ход мыслей. Теперь вам кажется, что нужно было записать все до последнего слова, чтобы не сбиться.

Вы полагаете, что все должно быть под вашим контролем, — или оно развалится.

Чрезмерная подготовка укрепляет веру в то, что вы должны полностью контролировать то, что вас тревожит, иначе случится катастрофа.

Чрезмерная подготовка не помогает, потому что одинаково подготовиться ко всему на свете невозможно: всегда может случиться что-то неожиданное. Но самое главное — «переработка» укрепляет вашу веру в то, что вы должны быть идеальны и знать все, чтобы чувствовать себя в безопасности.

7. Вы используете безопасное поведение

Когда мы тревожимся или боимся, мы используем «безопасное поведение» — «ритуалы», которые позволяют хотя бы на мгновение почувствовать себя в безопасности. Например, если вам предстоит ответственное выступление и вы боитесь показаться публике запуганным невротиком, вы будете слишком усердно готовить речь и зачитаете ее так, как описано выше.

При этом вы будете напряжены как струна, постараетесь не смотреть на аудиторию, не станете пить воду из стеклянного стакана, потому что не захотите, чтобы кто-то видел, как трясутся ваши руки. Постоянно спрашивая себя, не забыли ли вы чего-то, вы будете проверять свои пометки, молиться, делать глубокие вдохи, потому что думаете, что это вас успокоит.

Безопасное поведение очень распространено, и люди часто не задумываются о своих ритуалах, пока окружающие не укажут на них и не попросят прекратить.

Например, человек, боящийся ездить по мосту, выполняет следующие обряды для безопасности: ездит медленно, планирует свой путь так, чтобы точно знать, где его ждет мост, старается не смотреть за край моста, ездит по полосам движения, не глядит в зеркало заднего вида, сжимает руль, глубоко дышит и жмет на тормоза.

Каждый из этих аспектов безопасного поведения дает ему чувство контроля над ситуацией. На самом деле, конечно, использование безопасного поведения лишь укрепляет его веру в то, что он не имеет «реального» контроля над ситуацией, когда ездит через мосты.

Безопасное поведение имеет большое значение в поддержаниичувства страха и беспокойства. Длительное использование ритуалов убеждает вас в том, что вы не можете справиться самостоятельно, что эта ситуация так и останется «опасной» и «проблематичной», если вы не «защитите» себя при помощи предотвращающих опасность действий.

Как только вы перестанете их практиковать, вы начнете делать то, чего боитесь, и поймете, что на самом деле и без этих «ритуалов» все в порядке.

8. Вы всегда пытаетесь произвести хорошее впечатление

Возможно, вы волнуетесь о том, как выглядите, есть ли вам что сказать, захочет ли кто-то говорить с вами, не ляпнете ли вы чего-то глупого и неуместного. Вы тревожитесь, что люди заметят ваше беспокойство, беззащитность и неловкость — и строго осудят вас.

Вы рассуждаете так: «Если я не произведу действительно хорошего впечатления по всем параметрам, обо мне будут меньше думать». Затем мысль течет чуть дальше: «Все решат, что я лузер, и разболтают об этом».

Большинство невротиков росли, не имея теплой привязанности со стороны родителей, зато с необходимостью ориентироваться на мысли и чувства других людей и с обязанностью угождать им. В результате человек никогда не уверен в том, что может нравиться, что отношения с ним будут поддерживать.

Вы слишком сосредоточиваетесь на том, чтобы все относились к вам хорошо. Вы постоянно начеку, угадывая, что думают окружающие. Считая, что должны всегда «производить на людей невероятное впечатление», вы ожидаете самой резкой критики — и соответственно тревожитесь.

9. Вы размышляете, обдумывая проблему снова и снова

Когда вы размышляете о чем-то тревожном, вы «пережевываете» это множество раз, как корова — жвачку. Размышление немного отличается от беспокойства. Беспокойство включает в себя предсказания будущего, а невротические размышления посвящены обзору того, что происходит сейчас или случалось раньше.

Люди, склонные к бесплодным размышлениям, как правило, более подавлены и встревожены, у них с большей вероятностью случаются рецидивы депрессии и стресса. Женщины страдают этим чаще, чем мужчины.

Размышляя над проблемой, вы надеетесь, что если продолжите думать, то найдете решение, почувствуете себя лучше и соответственно прекратите размышлять. Вера в полезность размышлений является абсолютно ложной.

Размышления усиливают осознание того, как плохо вы себя чувствуете, — вы сосредоточиваетесь на своих отрицательных эмоциях.

Это заставляет вас избегать положительных чувств или альтернатив, уменьшая вероятность того, что вы попробуете изменить отношение к ситуации или найти в ней какие-то плюсы.

Любители поразмышлять не выносят смешанных чувств и предпочитают однозначность. Отвергая «несовершенные решения», они продолжают обдумывать одно и то же в поисках идеального способа разобраться с проблемой, которого не существует в природе. Бесплодные размышления — это вечное «пережевывание» реальности, которую вы не сможете проглотить.

Источник: https://knife.media/worry-cure/

Как самостоятельно справиться с неврозом в домашних условиях, делюсь!

Люди кто избавился от невроза

Невроз – штука серьезная, отголоски которой будут доходить до тебя всю оставшуюся жизнь. Кто-то может сказать, да что это за болезнь такая, подумаешь, нервы. Блажь одна. Это же не язва желудка, не диабет, не гепатит. Да, только язву желудка все знают, как лечить, а вот невроз не всегда. Впрочем, все по порядку.

История моего здоровья: как я заработала невроз!

Невроз у меня начался в 25 лет, после рождения первого ребенка. Казалось бы, как такое счастливое событие может привести к неврозу? Как человек, прошедший все круги ада, могу вам с уверенностью сказать: может.

Сынишка родился очень беспокойным, я не могла нормально поспать ни днем, ни ночью. Каждые пятнадцать минут я вставала по его крику. То он хочет есть, то нужно поменять подгузник, то просто покачать. Уснуть я даже не пыталась. А смысл, если я знаю, что стоит закрыть глаза, как раздастся детский плач.

Конечно, так долго продолжаться не могло, я заработала нервное истощение.

Как я определила, что у меня невроз: симптомы заболевания

Мой обессиленный организм однажды ночью отреагировал тем, что мне вдруг как будто не стало хватать воздуха, я пробовала глубоко вздохнуть и не могла. В горле почувствовала ком, который, казалось, мешал мне нормально дышать.  Я то и дело сбирала в легкие воздух, но вздохнуть никак не получалось.

Я начала паниковать, и тут у меня начался самый настоящий приступ. Нехватка воздуха, бешенное биение сердца, страх от того, что не понимаю, что со мной происходит, вывели меня из себя окончательно. Телефона поблизости не было, и скорую помощь вызвать я не могла.

Перепробовала все средства, которые нашла дома: валидол, пустырник, эуфиллин, однако ничего не помогало. Я готова была землю грызть, чтобы свободно вздохнуть. Каждый вдох давался мне с таким трудом, что, когда наступило утро, и я стала одеваться в больницу, юбка просто спала с меня.

За одну ночь я похудела на 2 или даже 3 размера.

Как такое может быть? По дороге в больницу я вообще не знала, что и думать. Что со мной? Врач внимательно меня выслушал, осмотрел, послушал работу сердца, легких и вынес свой вердикт: «У вас обыкновенный невроз». И выписал мне различные мощные седативные средства, а также иглоукалывание и физиопроцедуры, душ Шарко, витамины.

На первых порах я, конечно, обрадовалась, что никакой смертельной болезни у меня нет, однако потом впала в самое настоящее отчаяние.

Тяжелая одышка не прошла ни через день, ни через два, ни даже через месяц. Я даже есть не могла нормально, уже после двух ложек у меня было такое чувство, что еда сейчас начнет из меня вываливаться.

Про сына я совсем забыла. И моя жизнь превратилась в один большой кошмар.

Ежедневно я ездила на иглоукалывание, мне кажется, что оно немного отвлекло меня от моей проблемы. Наверное, помог и душ, но я не уверена. Еще мне кололи витамины В6, В12, и мне кажется, что они отчасти вернули мне интерес к жизни.

Какие средства против невроза оказались бесполезны?

Таблетки я тоже, конечно, пила, но единственное, чего мне после них хотелось, это спать. И я спала сутками напролет, пока с моим ребенком сидела бабушка. Я вставала только попить или в туалет, пила очередную таблетку и снова засыпала. Через неделю я поняла, что живу жизнью какого-то растения, и с этим пора кончать.

Нельзя же всю жизнь на седативных препаратах просидеть.

С того дня я закинула таблетки в дальний ящик и начала лечиться по своей методике.

Как я избавилась от невроза за неделю в домашних условиях

В моей домашней библиотеке была на то время очень модная книга Карнеги «Как перестать беспокоиться и начать жить». Я добросовестно прочитала ее от корки до корки, однако перестать беспокоиться, в том числе и по поводу собственного здоровья, не могла.

Только в редкие минуты какого-то увлечения я забывала о своей одышке, и мне на время становилось легко. Например, когда я рисовала или играла на гитаре. В общем, занималась творчеством.

Еще я начала вести дневник, где описывала свое состояние, что я сделала в этот день в борьбе со своей болезнью, а также подпитывала себя всякими ободряющими цитатами, настраивающими меня на выздоровление.

Мне надо было перекроить свое мышление от негативного к позитивному. И я этим как умела, занималась.

Кроме того, я начала заниматься спортом, ну, это, конечно, громко сказано, потому что не могла пробежать даже один полный круг. Делала зарядку, обливалась прохладной водой, ходила босой по траве.

Вычитала, что такие процедуры закаляют нервную систему. Пробовала пить разные травы, но мне они не помогали.

Самое главное в борьбе с неврозом – это уйти от своего подавленного состояния. И начать радоваться жизни. Начать замечать поющих птиц, распустившиеся цветы, облака на небе, наконец, то, как подрастает твой собственный сын.

Какие он произносит слова, чему новому научился. По сути, невроз – это махровый эгоизм. Невроз – это болезнь озабоченных собственной персоной людей, особ, зацикленных на себе.  В конце концов, именно к такому выводу я пришла.

Люди, увлеченные своей профессией, живущие ради других, не подвержены заболеваниям нервной системы.

Что еще пришлось поменять в жизни?

Начать думать не о себе – это все равно, что начать себя ломать. Но мне пришлось это сделать.  Сначала я постаралась наладить утраченные контакты со знакомыми и приятными мне людьми, потом начала с ними подолгу разговаривать.

А еще я влюбилась, ради своего оправдания могу сказать, что к тому времени уже не жила с отцом своего ребенка. Любовь — мне кажется, один из самых действенных методов не только в борьбе с неврозами, а вообще с любой, даже самой тяжелой болезнью.

Мое сознание переключилось с собственной немощи на объект любви. «Он сегодня придет, значит, я должна хорошо выглядеть!». Я и начинала примерять наряды, подводить глаза, делать прическу. В общем, заниматься всей той ерундой, которой озабочены все девушки перед свиданием.

Во время наших встреч я забывала обо всем, в том числе и о моей одышке, которая так меня мучила, особенно по ночам.  Мы катались на машине, так что, за окном свистел ветер, слушали музыку, ходили в кафе, целовались. Это было здорово.

И это меня лечило лучше всяких таблеток и врачей.

Самое противное в неврозе то, что адаптация и возвращение к прежней себе происходит очень медленно. На то, чтобы полностью восстановиться, набрать вес и начать радоваться жизни, ушло несколько лет. Это был тяжелый путь страхов.

Я боялась, ужасно боялась, катастрофически боялась повторения того ночного кошмара, того приступа. И когда посреди темной, глухой ночи меня вдруг сковывал страх, мне еле-еле удавалось справиться с собой, побороть надвигающуюся панику. Только необыкновенным усилием воли мне все-таки удавалось это сделать.

Постепенно жизнь вошла в свою обычную колею, и болезнь отступила.

С тех пор прошло много лет. У меня новая семья, родился второй ребенок, но застарелый невроз нет-нет, да и напомнит о себе. Звонят в дверь – и я чувствую, как начинает бешено биться сердце, и появляется легкая одышка. Переработка, усталость, проблемы, плохое настроение – что угодно из этого списка может привести к тому, что у меня начинается одышка и появляется ком в горле.

Стараюсь не обращать на это никакого внимания, переключаюсь на интересное дело и даю себе хорошенько выспаться. А еще я стараюсь каждое утро делать зарядку, время от времени танцевать.

Принимаю контрастный душ, он закаляет мою нервную систему. И сейчас уже не огорчаюсь по разным пустякам.

Ведь я прекрасно понимаю, что причина моего плохого настроения забудется через пару дней, а здоровье восстанавливать ох как непросто.

А еще я с легким сердцем научилась отпускать людей, с которыми судьба развела нас по разным дорогам. И искренне радуюсь тому окружению, которое у меня есть.

Моим замечательным подружкам, с которыми время от времени мы устраиваем вечеринки и говорим по душам. Высказываемся о том, что накипело и наболело.

Это очень важно – освободиться от накопившегося негатива, получить поддержку, услышать слова понимания и сочувствия.

Я научилась радоваться каждому дню, подаренному мне судьбой. Я научилась испытывать самое настоящее счастье по утрам, когда каждой клеточкой своей кожи чувствую наступление нового дня. Это прекрасно – испытывать радость от того, что родилось новое утро, и ты в нем есть.  Жизнь продолжается, и столько еще интересного впереди.

Источник: http://www.OdnaDama.ru/zdorovie/kak-samostoyatelno-spravitsya-s-nevrozom-v-domashnix-usloviyax-delyus/

Как я шесть лет лечила невроз

Люди кто избавился от невроза

Ксения Калиновская рассказывает о своем многолетнем опыте лечения тревожного расстройства – одного из самых популярных заболеваний века.

С чего все началось

Посткризисное время. Мне было 22 года, один сменяющийся другим интересные рабочие проекты таяли, как лед на солнце, и я, не замечая того, скатывалась в тихую творческую депрессию.

Шла поздняя осень, из своей милой квартиры пришлось переехать к маме в шумную коммуналку. Не то чтобы это расстроило, но события в новом пространстве стали для меня фатальными. Одним ноябрьским утром, стоя над умывальником и чистя зубы, я чуть не раскусила зубную щетку. Меня колотило, сердце ходило в груди, бил озноб и оцепеняющий страх взял в железные объятия мое тело.

Я на автопилоте дошла до нашей комнаты, села на диван и минут десять не могла сказать ни слова. Тогда я совершенно не понимала, что произошло, но подобные приступы начали меня преследовать. Затем, другим декабрьским вечером, я вскочила с кровати, слыша оглушающие вопли.

Выбежав в коридор и добежав до кухни, я обнаружила мать с разбитым лицом, соседа-алкоголика и его уже подоспевшую подлую жену.

— Это она сама себя ударила! – орала жена, а в это время мои глаза бегали по кухне то ли в поиске ножа, то ли сковородки. Холодный рассудок взял вверх, и я побежала звонить в милицию сквозь продолжающиеся вопли и оскорбления соседей.

Мало того, всю зиму в этой чудесной квартире за нашей стенкой поселился молодой человек, который предпочитал слушать громкую музыку исключительно ночью и на свои вечеринки звать всех бездомных хипстеров района.

Тонкие стены передавали всю прелесть их веселья, но только я окончательно потеряла сон и – чего уж – стала похожа на настоящего зомби из «Ходячих Мертвецов», перманентно стуча в его дверь молотком в отсутствие реакции на бесконечные вызовы милиции.

Через месяц от отсутствия сна и в глубоком неврозе я начала слышать голоса. И тут – предложение работы мечты!

О мифическом мышлении, или как не надо лечить болезнь c Божьей помощью

Желая срочно привести себя в порядок, я решила отправиться в храм «на вычитку» (экзорцизм), чтобы разом очиститься и одним махом решить проблему с Божьей помощью.

Меня окрестили грешницей (разумеется), прописали 40 поклонов в день с молитвами и еще целый пакет мракобесия в придачу. После этой вычитки мои панические атаки приняли такую форму, что мне по-настоящему стало страшно. Страшно жить, так как казалось, что рассудок вообще отказывался слушаться.

Для полноты картины кризисы приняли форму жесткой «измены», которая случается после курения марихуаны или принятия психотропных наркотиков – это могло длиться днями, неделями. Только четыре года спустя я начала понимать, что это были не демоны, а истерический невроз с затяжными паническим кризисами.

Но тогда-то я верила, молилась и ушла с головой в новую любимую работу, которой я посвящала 24 часа в сутки, чтобы не думать о себе. И о демонах, разумеется.

Вывод: не стоит ухудшать состояние психики в кризисе церковными ритуалами, а если вы еще и восприимчивы, то такие процедуры на пользу никак не пойдут, если не предложат обратный эффект. Забегая далеко вперед, скажу, что я полностью избавилась от предрассудков и являюсь махровой атеисткой. Но для этого необходимо было пройти и через эту дрянь.

Альтернативная медицина, целители, знахари, бабки на страже помощи за ваши деньги

Летом того же года мама решила взяться за меня и отвела на компьютерную диагностику» в «Коралловый клуб». Да, тот самый, где вам обещают здоровье через водичку и таблеточки неизвестного производства за баснословные деньги.

Начальник этой конторки отозвал маму в подсобку и рассказал, что… у него есть третий глаз, которым он увидел у меня за спиной умершего родственника – его необходимо изгнать (понятно, что православная церковь плохо справилась, а он-то лучше может). Тут сердобольная мама все ему и выложила о моем состоянии. С деньгами, конечно.

Мужик поводил рамками, маятником, сказал, что у меня –70% энергии в поле, нужно лечить токсоплазмоз, который показал компьютер (!) и читать парастас по усопшим 40 дней.

Конечно, я прочитала. Я-то сходила с ума и готова была читать все, что угодно, запивая таблеточками за 30$, только бы отпустило.

Добавить к лечению я также не поленилась и разных официальных знахарей: мне «отодвигали астрал», «закрывали каналы», накладывали руки, давали пить травки-муравки и ни один чудотворец ни разу не озвучил ничего банального, например, нервного истощения. А регрессивный гипноз, казалось бы проведенный у специалиста, хотя и вывел меня к настоящей проблеме, но решить ее никак не удалось. Я рыдала от увиденного две недели, мне стало легче на душе, но панический страх никуда не делся.

Сейчас я понимаю: целители будут рассказывать любые несуществующие сказки и, почувствовав, что человек плавает в своем заболевании, уверять, что врачи – зло, что вас будут пичкать тяжелыми таблетками, которые не помогут, и что только они, светила во тьме, способны помочь – нужно только ходить к ним чаще. Чаще. И чаще. И платить вперед, и еще подписывать договор об отсутствии претензий.

Вывод: если есть желание испытать кого-то из мира фантастики – договаривайтесь об оплате после результата.

Как обратиться за помощью в психдиспансер и окончательно не свихнуться

Шел четвертый год моей болезни, она стала хронической, вялотекущей и я училась уже не пугаться приступам. Спустив на шарлатанство практически новый валютный автомобиль, было принято решение как-то с этим жить. Стал знаком советский диагноз ВСД, для меня открылись форумы о панических расстройствах и весь их список в Википедии.

Как водится, порядочная девушка при должности, о которой все отзываются как о «железной леди», тихо переживающая свои приступы не моргая глазом, просто так идти в психдиспансер боялась. И я нашла через тридесятых знакомых психиатра, к которому могла пойти по знакомству.

Им оказалась милая женщина, работающая заведующей. Она произвела приятное впечатление, объяснила, как работает «дурка», и что хорошо бы пойти на обследование – то есть лечь в стационар.

У стационара есть свои преимущества: вам предлагают комплексное обследование, включающее необходимых специалистов, что звучало неплохо. Плюс, психиатрическая лечебница – это государственное учреждение, где анализы могут сделать бесплатно.

Правда, в итоге вы все равно окажетесь у участкового психиатра, и тут может ждать или подвох, или удача – все тотально зависит от врача.

Увы, участковая, начиная слушать мою историю, десять раз перебила: «Быстрее, у нас на пациента 15 минут» и «Что-то вы очень сложно все рассказываете, что вас все-таки беспокоит? Тревога? Страх? ПА?» Не выслушав как следует, доктор выписала мне откатный (по скидке в аптеке) тяжелый трицикличный антидепрессант, который обещал еще и снотворный эффект. «Вот, пейте на ночь, и через месяц увидимся. А еще… Приходите к нам в церковь, я пастор. Я раньше лечила без Божьей помощи, а сейчас с верой! У нас будет рок-концерт!»

Вывод: обращаться туда все равно стоит, хотя бы потому, что:

1) Вам сделают все обследования разом, бесплатно или за скромные деньги.

2) Вы поймете, какого типа расстройство (неврология, психика, эндокринные проблемы или всего понемногу).

3) Шанс попасть на хорошего врача все-таки есть – имея терпение, можно попробовать сходить на прием к разным. Все-таки именно тут концентрация клинических специалистов на квадратный метр высока, и в случае успеха вы получите нормальное назначение рецептурными средствами (седативные, антипсихотики или АД). Главное, найдите своего врача.

Психотерапия и антидепрессанты

Последние 300$ я потратила на психотехнолога, который обещал обучить меня технике управления напряжением и расслаблением в теле, открыто сказал, что запущенная форма гипервозбуждения с переутомлениями нервной системы и дает феерию моих приступов и ощущений, завещал много спать, сходить за психотерапией и делать эту энергогимнастику – все должно было получиться, как тут я переехала жить в другую страну за океан, и там меня ждали антидепрессанты. Шел пятый год болезни.

В США я обратилась со своими проблемами к семейному врачу, и, выслушав меня внимательно, задав наводящие вопросы, он предложил мне два препарата – антидепрессант и транквилизатор.

Второй для более мягкого «захода» на антидепрессант (в первые недели при начале приема АД симптомы могут вести себя очень по-разному, причиняя массу неудобств. Это адаптивный период для метаболизма и его просто необходимо перетерпеть с пониманием. Буквально через месяц состояние выравнивается.

Ощутимо хороший результат у меня наступил только на четвертый месяц. Еще раз повторяю – все индивидуально).

Совершенно случайно я нашла и психотерапевта: в разговоре с близкой подругой делилась, что хочу взять собаку, а муж против. Подруга порекомендовала специалиста, которая ей самой помогла ранее сохранить отношения с мужем.

Моя первая психотерапевтическая сессия длилась семь часов, как вспоминает врач, пока я полностью подсознательно не убедилась, что именно она может вскрыть все мои тайники и «закрыть гештальт», я не уходила из ее кабинета.

Мы продолжили интенсивную терапию по две-три сессии в неделю длительностью в месяц вместо полугода. Я только спала, ела и ходила на сессии как на работу.

Результат превзошел все мои ожидания: кроме того, что я разобралась в себе, поняла и приняла все свои стороны, я решила массу попутных проблем.

Месяцем позже я обратилась к семейному врачу с просьбой отмены АД и за еще один месяц сошла с препарата совершенно без побочных эффектов и синдромов отмены.

Я гордо заявляю, что научилась управлять своими демонами и динозаврами, знаю, от чего у меня возможны психические расстройства, где находятся предохранители и какие ситуации могут их сорвать.

Я поменяла свой образ жизни и режим, чтобы не допускать даже вариантов, способных провоцировать невротические реакции, а если и попадаю в «опасную ситуацию», то понимаю, что может произойти и как реагировать. Я остаюсь на связи со своим врачом и еще около года планирую проходить поддерживающую терапию от раза в неделю до раза в месяц.

Большой итог: как все-таки расправиться с неврозами?

1. Принять как должное: все, что с вами происходит – это болезнь, расстройство психической саморегуляции. Это обратимый, но нудный процесс. Это надо лечить. Именно лечить! Самовнушение, взятие себя в руки, алкоголь, наркотики и рок-н-ролл не являются лекарством, а лишь приятными катализаторами в процессе выздоровления.

2. Проблемы данного типа не решаются только таблетками. Таблетки помогают снять позитивные симптомы и помочь химии мозга восстановить или притупить реакции. Работает все вместе, как в похудении – таскать железо в зале бесполезно, если топчешь дома за троих.

3. Стоит начать с диагноза – походить по врачам, увы, придется. Нужно подойти к этому с уверенным терпением и послушать двоих-троих: невролога, эндокринолога, психиатра и/или психотерапевта.

4. Не стоит пугаться диагноза – это не приговор, а рекомендация.

Может, у вас тяжелая депрессия, которую не каждая «сильная и независимая» вообще способна у себя диагностировать, а может психотравма подкралась незаметно (как у меня, например).

Или переутомление дало свои плоды, щитовидка забарахлила, либо вы вообще просто в себе запутались и начали истерически бояться будущего. Важно это выяснить и подремонтировать, ведь так?

5. Если вам предложили препараты, внимательно обсудите их с врачом. Нет тяжелых и нет легких, есть подходящие именно вам. На это тоже придется потратить время.

Также надо принять тот факт, что «заходить на дозу» может быть неприятно, симптомы ухудшатся и вообще может стать на какое то время хуже – но потом, когда этот период пройдет, вы почувствуете заветное облегчение и возвращение в себя «нормальную», способную жить и делать сальто-мортале!

6. Поиск своего терапевта. Под терапевтом я подразумеваю специалиста, который как АД подойдет именно вам. Это предпоследний и самый важный пункт. Как искать? Методом проб, рекомендаций. Да, придется потратиться и, может, будут разочарования, но цель у нас – здоровье, а оно без труда не возвращается.

Так что никаких отговорок, начинать нужно уже. Спрашивайте у знакомых, читайте форумы и отзывы.

Если нет возможности идти на прием, смело звоните и говорите с доктором, задавайте вопросы: занимаетесь ли именно этой проблемой, какими техниками, сколько длится лечение и смело спрашивайте об отзывах! Не думайте скромничать или стесняться: «Могли бы вы дать контакт клиентов, кто мог бы вас мне отрекомендовать?». По реакциям вам многое станет ясно: человек, у которого есть результаты, делится ими охотно. Ведь его цель – ваше здоровье, а не нажива. Нормальный врач спокойно сориентирует по срокам и ценам, даст все необходимые ответы.

7. На приеме: терапевт должен вас «взять». Если общение идет вялое, холодное, вам ничего не понятно и ответы на вопросы вас не устраивают – говорите. Если ситуация не меняется – уходите.

Будьте готовы морально обнажаться: вероятно, начиная с одной проблемы, вы можете уйти в другую сторону, куда и не предполагали, но психотерапия – она такая. Не быстрая. Анализ ваших проблем врачом – это исследование личности и ее травмированных участков.

Кто-то может открыться и работать быстро, а кому-то нужны годы. Еще раз напоминаю – врач должен доказать вам, что именно он может помочь не громкими словами, а вашим обратным ощущением комфорта, безопасности и удовлетворенности.

Вам должно быть очень комфортно с этим человеком, и главное – вы должны ощущать, что идете в том самом направлении, это будет знаком, что путь и специалист выбран верный.

8. Поддержка. Обязательно обзаведитесь поддержкой – это могут быть как друзья по несчастью, так и близкий человек, подруги или родители.

Тот, кто хорошо понимает и разделяет вашу боль, с кем вы будете делиться ощущениями и успехами.

Тот, кто хорошо вас знает и будет наблюдать со стороны – эта связь так же необходима, как и ваш врач, только она останется навсегда и будет доступна в любой момент, когда понадобится.

Многое, увы, не поддается лечению, но психические расстройства – поддаются. Я желаю каждому в беде стать на путь своего исцеления и найти свой рецепт. Вот и все. Не болейте!

Источник: thedevochki.com

ОТПРАВИТЬ:      

Источник: http://www.chaskor.ru/article/kak_ya_shest_let_lechila_nevroz_40804?fb_comment_id=1029569350489662_1830055220441067

Невроз гуру
Добавить комментарий