Методы психокоррекции психопатий

Лечение и медико-педагогическая коррекция

Методы психокоррекции психопатий

Биологическая терапия. Лекарства в лечении психопатий имеют весьма ограниченное значение.

В период тяжелых декомпенса­ций, во время острых аффективных реакций, чтобы снять эмоциональное напряжение, тревогу или депрессию, необходимо бывает прибегнуть к инъекциям аминазина, седуксена или тизерцина.

Повышенную возбудимость, постоянную склонность к аффективным вспышкам, которые бывают при эпилептоидной, гипертимно-эксплозивной, лабильно-аффективной и при всех видах органических психопатий, приходится устранять продолжи­тельными приемами тазепама (нозепама), меллерила (сонапакса), небольших доз неулептила или аминазина (они перечислены в порядке нарастания силы действия). При тяжелых наруше­ниях влечения можно испытать меллерил в больших дозах (до 150—200 мг в сутки).

Постоянная тревожность при сенситивной и психастенической психопатиях устраняется тем же тазепамом, а иногда еще лучше — мепробаматом. Рекомендовать следует эпизодическое употребление этих средств во время напряженных ситуаций.

Психотерапия и медико-педагогическая коррекция. Существует взгляд, что психотерапия при психопатиях неэффективна. Некоторые формы психотерапии, например коллективная, счита­ются даже противопоказанными.

Полезны якобы только воспита­тельные меры. С другой стороны, хорошо известно, что добиться этими мерами ощутимых результатов именно при психопатиях бывает чрезвычайно трудно.

Поэтому психотерапия (чаще всего индивидуальная) и медико-педагогические мероприятия должны постоянно сочетаться.

Важным корригирующим методом является семейная психо­терапия. Даже в гармоничных семьях родители нередко непра­вильно оценивают особенности характера подростка, страдаю­щего психопатией, и, как следствие этого, предъявляют неадек­ватные требования [Эйдемиллер Э. Г.

, 1978]. Если с помощью семейной психотерапии удается скорригировать неправильные внутрисемейные отношения, то это устраняет одну из самых существенных причин частых декомпенсации.

Но в некоторых случаях, когда семейные отношения бывают тяжело и устойчиво нарушенными, более рациональным оказывается изъятие подростка из семьи и помещение его в специальное воспитательное учреждение.

В случаях тяжелых психопатий оправданной иногда бывает продолжительная госпитализация, если в больничных условиях достигается максимальный уровень адаптации.

Принято говорить о необходимости индивидуального подхода к подросткам вообще и к тем, кто страдает тяжелыми аномалиями характера — в особенности. Однако четких рекомендаций, как осуществлять этот индивидуальный подход, не существует, да и на все возможные случаи их трудно предусмотреть. Зато могут быть даны рекомендации, как надо учитывать тип психо­патии.

При гипертимных психопатиях эти рекомендации те же, что при том же типе акцентуации характера (см. гл. VII).

В отно­шении же медико-педагогических мероприятий следует добавить, что адаптация лучше осуществляется в среде, где открыва­ется возможность для применения инициативы, энергии, для широких контактов,— в большом коллективе, на разнообразной работе, при непрерывной смене обстановки и впечатлений. Слиш­ком размеренный режим закрытых учреждений переносится пло­хо, толкает на конфликты и ведет к декомпенсации.

При лабильно-аффективной психопатии психотерапия бывает действенной, если подросток сразу чувствует искреннюю бла­гожелательность к нему. Установившийся контакт эти подростки нередко стремятся сохранить возможно дольше. Направление психотерапевтических усилий постепенно можно менять от успо­коения к руководству поведением.

При сенситивной психопатии следует учитывать, что за внеш­ней замкнутостью обычно скрывается большая потребность поделиться переживаниями.

Необходимы многократные продол­жительные беседы с перебором фактов и ситуаций, опровер­гающих убежденность подростка в его неполноценности и неблагоприятном отношении к нему окружения.

В трудовых рекомен­дациях необходимо побуждать не страшиться выбрать профессию, соответствующую возможностям. Ситуация, стимулирующая чувство ответственности, убежденность, что подросток «нужен другим», может способствовать компенсации.

При психастенической психопатии склонность к самоанализу и самокопанию может превратить внешне, казалось бы, успешную рациональную психотерапию в пустую словесную жвачку, никак не сказывающуюся на поведении.

Необходимо побуждать, тре­нировать и развивать те сферы психической жизни, которые слабы,— живое восприятие, умение схватить мельком увиденное, нужно даже поощрять фантазирование. Рекомендованные заня­тия спортом часто забрасываются из-за неудач или превраща­ются в навязчивый ритуал.

Смысл их состоит в том, чтобы про­будить гедоническую радость ощущения своего тела в движении. В связи с тем, что нижние конечности у психастеника обычно развиты лучше, чем верхние, начинать надо с бега, лыж, велоси­педа и т. п. и в дальнейшем стараться всячески разнообра­зить занятия.

В области трудовых рекомендаций следует избе­гать всех ситуаций, создающих чрезмерную нагрузку на чувство ответственности.

Психотерапия очень важна при шизоидной психопатии, но добиться неформального контакта бывает нелегко. Некоторые советы, как его можно бывает достигнуть, даны в гл. VII. При трудовых рекомендациях необходимо по возможности учитывать увлечения — выбор профессии желателен по возможности близ­кий к ним.

Сами подростки нередко мечтают о профессии, сопряженной с изоляцией в малых группах от шумного мира, в их представлении связанной с «уединением».

От такого выбора следует предостерегать, так как он бросает в самую трудную для них ситуацию — контакт со всеми членами малых изолированных групп неминуемо должен стать неформальным.

Эпилептоидные подростки в моменты дисфории и аффектив­ного напряжения больше всего нуждаются в успокаивающих психотропных средствах. Их лучше на время оставить в покое и контакт устанавливать, когда эти состояния минуют.

В про­цессе психотерапии следует учитывать те же особенности харак­тера, что были отмечены при эпилептоидной акцентуации (см. гл. VII).

В трудовых рекомендациях надо иметь в виду их медлительность, инертность и склонность к аккуратности, порядку, любовь к ручному мастерству.

Истероидная психотерапия представляет собой наиболее трудный объект и для психотерапии, и для медико-педагоги­ческих рекомендаций. Гипноз при нарушениях поведения явля­ется совершенно недейственным методом.

Успех корригирующих поведение усилий зависит от того, насколько удается отыскать сферу, где эгоцентрические потребности подростка могут быть удовлетворены без ущерба для окружающих (например, заня­тия художественной самодеятельностью). Выбор подходящей профессии затруднен из-за крайне завышенного уровня притя­заний.

Родным и близким надо объяснить, что нарушения поведения обычно носят демонстративный характер, поэтому они должны встречать спокойное осуждение без сцен, скандалов, бурных обсуждений с привлечением знакомых и всякого рода посредников, которые обычно становятся для истероидного под­ростка только желанными зрителями.

Однако никогда проступки не должны оставаться незамеченными и безнаказанными — это может только подталкивать на более серьезные нарушения.

Подростки неустойчивого типа требуют твердого, даже власт­ного руководства. Психотерапия должна быть преимущественно директивной.

Строгий режим, неусыпный надзор, неизбежность наказаний за проступки действуют наиболее эффективно. Семья нередко оказывается неспособной обеспечить должный контроль.

Поэтому при неустойчивых психопатиях полезно воспитание в закрытых учреждениях со строгим режимом и трудовой обста­новкой.

Профилактика. Предупреждение конституциональных психо­патий крайне затруднено из-за незнания эндогенных закономер­ностей их развития. Можно лишь стремиться предотвратить декомпенсации путем рациональных корригирующих мер.

Психо­патические развития безусловно могут быть объектом активной профилактики, направленной на то, чтобы подростки с акцен­туациями характера не росли в системе именно того вида непра­вильного воспитания, которое является ударом по слабым сторо­нам их характера.

Профилактика органических психопатий, помимо предупреждения и лечения мозговой патологии в ранний период онтогенеза, включает лечение невропатических и коррек­цию поведенческих нарушений в течение всего детства.

Успех в этом направлении создает надежду, что пубертатный период может стать не патогенным, а санирующим фактором.

динамика психопатий – предыдущая | следующая – вялотекущая шизофрения

Подростковая психиатрия. .

Источник: https://vprosvet.ru/biblioteka/mediko-pedagogicheskaya-korrekciya/

Основные формы и методы психологической коррекции психопатии и девиантного поведения подростков

Методы психокоррекции психопатий

Основной целью психологической коррекции подростков с дисгармоничным развитием является согласование их личностной структуры, семейных взаимоотношений и решение актуаль­ных психотравмирующих проблем.

Особый интерес в психокоррекционной работе с подростками с нарушениями эмоциональной регуляции поведения представля­ет уровневый подход, предложенный Лебединским В. В. с соавто­рами (1988). Взаимодействие личности с окружающим миром, реа­лизация ее потребностей могут происходить на разных уровнях активности и глубины аффективного контакта со средой. Авторы вы­деляют четыре основных уровня.

Первый — уровень полевой реактивности — исходно связан с наиболее примитивными, пассивными формами психической адаптации. Аффективные переживания на этом уровне еще не со­держат положительной или отрицательной оценки, они связаны лишь с общим ощущением комфорта или дискомфорта.

В более старшем возрасте ребенка и у взрослых этот уровень выполняет фоновые функции в осуществлении эмоционально-смысловой адаптации к окружающему. Он обеспечивает тоническую реакцию аффективных процессов.

Роль этого уровня в регуляции поведения чрезвычайно велика и недооценка его влечет за собой существенные издержки в психокоррекционном процессе. Тоническая эмоциональная регуляция с помощью специальных ежедневных психотехнических приемов позитивно воздействует на разные уровни базальной аффективности.

Поэтому различные психорегулирующие тренировки с использованием сенсорных стимулов (звук, цвет, свет, тактильное прикосновение) имеют огромное значение в психокоррекции поведения.

Второй — уровень стереотипов — играет важную роль в регуляции поведения ребенка первых месяцев жизни, в отработке его приспособительных реакций — пищевых, оборонительных, установления физического контакта с матерью.

На этом уровне качественно оцениваются сигналы из окружающего мира и внутренней среды организма, аффективно оцениваются ощущения всех модальностей: слуховых, зрительных, тактильных, вкусовых и др. Типом поведения, характерным для этого уровня аффективной адаптации, являются стереотипные реакции.

Аффективные стереотипы являются необходимым фоном для обеспечения самых сложных форм поведения человека.

Активизация этого уровня эмоциональной регуляции в процессе психокоррекции достигается при сосредоточении пациента на чувственных (мышечных, вкусовых, тактильных и прочих) ощущениях, восприятии и воспроизведении простых ритмических стимулов.

Этот уровень, так же как и первый, способствует стабилизации аффективной жизни человека. Разнообразные психотехнические приемы, широко используемые психологами, такие как ритмические повторы, ритуальные действия, прыжки, рас­качивания и пр., занимают важное место в психокоррекционном процессе, особенно на первых этапах занятий. Они имеют как рас­слабляющее, так и мобилизующее значение в коррекции поведения детей и подростков.

Третий уровень аффективной организации поведения — уровень экспансии — является следующей ступенью эмоционального контакта человека со средой. Его механизмы постепенно начинают осваиваться ребенком на втором полугодии жизни, что способствует формированию активной адаптации к новым условиям.

Аффективные переживания третьего уровня связаны не с самим удов­летворением потребности, как это было на втором уровне, а с достижением желаемого. Они отличаются большой силой и полярностью. Если на втором уровне нестабильность ситуации, неизвестность, опасность, неудовлетворенное желание вызывает тревогу, страх, то на третьем они мобилизуют субъекта на преодоление трудностей.

На данном уровне аффективной организации ребенок испытывает любопытство к неожиданному впечатлению, азарт в преодолении опасности, гнев, стремление к уничтожению преград.

В процессе психокоррекции уровень аффективной экспансии стимулируется под влиянием переживаний, возникающих в процессе азартной игры, риска, соперничества, преодоления трудных и опас­ных ситуаций, разыгрывания устрашающих сюжетов, содержащих реальную перспективу их успешного разрешения.

Четвертый — уровень эмоционального контроля (высший уро­вень системы базальной эмоциональной регуляции) формируется на основе субординации, взаимодополнения и социализации всех предыдущих уровней. Адаптивное аффективное поведение на этом уровне поднимается на следующую ступень сложности. На этом уровне закладывается аффективная основа произвольной организации поведения человека.

Поведенческий акт субъекта уже стано­вится поступком — действием, которое строится с учетом отношения к нему другого человека. В случае неудачи адаптации субъект на этом уровне уже не реагирует ни уходом, ни двигательной бурей, ни направленной агрессией, как это возможно на предыдущих уровнях, — он обращается за помощью к другим людям.

На этом уровне происходит совершенствование аффективной ориентировки в себе, что является важной предпосылкой развития самооценки. Аффективное переживание на данном уровне связано с сопереживанием другому человеку.

Коррекция эмоционально-смысловой организации поведения требует обязательного включения таких психотехнических приемов, как сотрудничество, партнерство, рефлексия, что способствует формированию гуманизма, сопереживания, самоконтроля.

Выделенные уровни аффективной организации составляют единую сложно координированную структуру. Эти уровни разрешают качественно различные задачи адаптации. Ослабление или повреждение одного из уровней приводит к общей аффективной дезадаптации ребенка или подростка. А чрезмерное усиление механизмов одного из уровней может быть причиной эмоциональной дефицитарности.

Закономерно развиваясь в единую систему регуляции, базальные уровни могут по-разному акцентуироваться в эмоциональной адаптации человека. Это способствует формированию индивидуальных эмоциональных отношений с окружающим миром.

Например, тенденция к усилению первого уровня аффективной регуляции может проявляться в выраженной потребности к эмоциональному комфорту, гармонии. Подростки с акцентуированным вторым уровнем имеют глубокие эмоциональные связи с внешним миром, сильную аффективную память, устойчивы в своих привычках.

Мощный третий уровень делает людей раскованными, смелыми, легко берущими на себя ответственность в разрешении напряженной ситуации, особенно в ситуациях риска, азарта. Подростки с более сильным четвертым уровнем сверхсосредоточены на человеческих отношениях.

Они сострадательны, склонны к общению, соблюдению норм и правил, но они могут испытывать дискомфорт в тех нестабильных, напряженных ситуациях, которые чаще доставляют удовольствие лицам с сильно развитым третьим уровнем.

Структурно-уровневое изучение базальной эмоциональной организации личности имеет важное значение в разработке проблемы индивидуального поведения детей и подростков и эффективных способов его коррекции.

Как отмечалось выше, в основе нарушения поведения у подростков с дисгармонией развития лежит недостаточность произвольной регуляции деятельности. Опираясь на деятельностный принцип в психологии, можно выделить основные блоки структуры поведения человека.

Мотивационный блок — включает в себя умение подростка выделить, осознать и принять цель поведения.

Операционно-регуляторный блок — умение планировать пути достижения цели как по содержанию, так и по времени.

Блок контроля — умение контролировать свое поведение и вно­сить в него необходимые коррективы

Трудности осознания своего поведения свойственны многим подросткам с дисгармонией психического развития. Они проявляются в слабой рефлексии, в незнании своих характерологических особенностей, а также в недооценке подростком имеющейся психотравмирующей ситуации, способствующей дезорганизации его поведения.

В связи с этим важным направлением психокоррекции является помощь в раскрытии ребенку или подростку его личностного потенциала. Психолог на основе комплексного психологического и патопсихологического обследования подростка выделяет основной системообразующий фактор, определяющий его поведение.

В качестве системообразующего фактора могут вы­ступать мотивы, установки, субъективно-личностные отношения, эмоциональные состояния и пр.

У подростков с нарушением поведения вследствие дисгармонии психического развития такими системообразующими факторами чаще всего являются субъективно-личностные отношения к психотравмирующим воздействиям и разнообразные эмоциональные состояния. Все это способствует формированию разнообразных патохарактерологических реакций на ситуацию: реакции оппозиции, протеста, агрессии, бродяжничества и пр.

После проведения психологической диагностики психолог в доступной для подростка форме рассказывает об особенностях его личности, позитивных и негативных ее сторонах. Желательно такую беседу подкреплять иллюстрациями, графиками, схемами, примера­ми из жизни подростка. Перед психологом стоит важная задача — пробудить интерес у подростка к своей личности и особенностям по­ведения.

Затем психолог переходит к обучению подростка умению распознавать и объективизировать психотравмирующие ситуации. Решение этой задачи требует разработки специальных психокоррекционных технологий с учетом индивидуально-психологичес­ких характеристик подростка.

Для каждого типа акцентуаций характерны свои специфические реакции на различные психотравмирующие воздействия, которые могут способствовать нарушению их поведения. Для гипертимного подростка психотравмирующее воздействие могут оказывать ситуации, требующие сдерживания проявлений его энергии.

Например, монотонная, неинтересная деятельность на уроке, не дающая выхода типичным чертам гипертимного характера, или ограничение круга общения. Для демонстративного подростка — это недостаточное внимание к нему как к личности.

Для эмотивного подростка психотравмирующей ситуацией может быть недоброжелательное отношение окружающих людей, а для интровертированного подростка — вынужденное общение с окружающими.

Перед психологом стоит задача научить подростка объективно оценивать эти трудные для него ситуации, увидеть их как бы со стороны. Опыт нашей работы показывает, что среди психокоррекционных технологий, направленных на решение этой задачи наиболее эффективными являются групповые занятия с подростками на уровне реального поведения.

Понятие невроза

Существует еще одна группа дисгармонического психического развития личности – неврозы –психогенныевегетосоматические расстройства непсихотического уровня, которые осознаются самим субъектом; группа наиболее распространенных невротических расстройств, психогенных по природе.

Неврозы (от греч.

nеuгоn — нерв) – группа наиболее распространенных нервно-психических расстройств, психогенных по своей природе, в основе которых лежит непродуктивно и нерационально разрешаемое противоречие между личностью и значимыми для нее сторонами действительности, сопровождаемое возникновением болезненно-тягостных переживаний неудачи, неудовлетворения потребностей, недостижимости жизненных целей, невосполнимости потери и т.д. При неврозе на первый план выступают расстройства эмоциональной сферы. Затруднение с поиском выхода из переживаний влечет за собой психическую и физиологическую дезорганизацию личности, формирование симптомов невроза (А.В.Петровский, М.Г.Ярошевский)

Исследованию неврозов как отдельного стиля личностного реагирования на ситуации посвящены труды В.Н. Мясищева; как психогенное заболевание личности невроз рассматривается Б.Д. Карвасарским (1980).

В зарубежных концепциях невроза он представляется как патологическая форма компенсации несоответствия уровня притязаний и достижений, заторможенный процесс самореализации.

Исследования неврозов в детском и подростковом возрасте отображены в трудах А.И. Захарова (1988), Д.И. Исаева.

Неврозы возникают на основе непродуктивно и нерационально разрешаемого конфликта, закладываемого преимущественно в детстве, в условиях нарушенных отношений с микросоциальным окружением, в первую очередь с родителями.

Неврозы составляют до 45% общих нервно-психических отклонений в детском возрасте, преобладают у мальчиков.

Проявления: заикание, энурез, фобии, тики, плаксивость, эмоциональная лабильность, раздражительность, бессонница или сонливость и т.д.

Неврозыотносят к группе заболеваний нервной системы, характеризующихся нерезко выраженными функциональными нарушениями со стороны высшей нервной деятельности.

Неврозы у детей проявляются в специфических симптомах при отсутствии грубых органических изменений нервной системы.

В современной психиатрии неврозы относят не к собственно психическим заболеваниям, а к «пограничным» расстройствам.

Неврозы следует отличать от многочисленных неврозоподобных расстройств, вызываемых органическим поражением головного мозга, соматогенной астенией и другими биологическими вредностями. Чем выше самоконтроль, тем слабее выявляются неврозоподобные расстройства и сильнее невроз.

Источник: https://cyberpedia.su/6x89d7.html

Психокоррекция подростков с психопатиями и акцентуациями характера

Методы психокоррекции психопатий

Отечественный ученый и педагог В. Кащенко разделил все методы коррекционной помощи по отношению к “трудных детей” на две группы: педагогические и психотерапевтические. В число педагогических действий он фактически включал и психологические методы, такие, как коррекция страхов, самокоррекция.

По отношению к подростку в психокоррекционные процессе взрослый реализует следующие функции:

воспитательная – восстановление положительных качеств личности; компенсаторная – нахождение области оптимальной реализации возможностей подростка;

стимулирующая – активизация значимости социально одобряемой деятельности, формирование заинтересованного отношения к оценкам;

коррекционная – работа по преодолению негативных качеств, вызывающих дезадаптацию, лица подростка;

регулирующая – стимуляция процессов саморегуляции и самокоррекции [4].

В зависимости от типа личных изменений целесообразно использовать различные виды психокоррекционной действия индивидуальные и групповые, обращенные к сознанию и подсознательных механизмов поведения, развивает рефлексию или, наоборот, способность к быстрому принятию решений и тому подобное.

В направлении преобразующей коррекции целесообразно использовать следуя формы работы:

психологическое консультирование учащихся;

психологическое консультирование родителей;

психологическое просвещение учащихся;

психологический тренинг.

Так в процессе консультирования психолог пытается решить четыре основные задачи:

во-первых, сформировать у ребенка способность объективно подходить к особенностям своего характера;

во-вторых, расширить диапазон возможных способов поведения подростка в тяжелых для него ситуациях;

в-третьих, необходимо помочь ребенку хорошо осмыслить со значимыми для него позиции возможных проблемах;

в-четвертых, важно совместно с подростком сформировать позитивную программу будущего.

Решение задач психокоррекционной работы возможно за счет формирования системы саморегуляции, в которой подросток не будет чувствовать значительных субъективных трудностей по преодолению внутренних препятствий к осуществлению саморазвития личности. При этом важное значение приобретает изменение личностью отношение к самому себе, формирование уверенности в себе, накопления положительного опыта, а также корректировки отдельных эмоциональных проявлений.

В общей системе методов психологии, психологический тренинг представляет отрасль практической психологии, ориентированную на использование активных методов групповой работы. Основным методическим принципом и механизмом проведения тренингов является воздействие на эмоциональную сферу личности.

Основной целью психологического тренинга при дисгармоничных эмоциональных состояниях должно быть:

1. Содействие эмоциональной саморегуляции личности, что позволяет ей находить наиболее оптимальные средства обеспечения внутренней согласованности.

2. Закрепление положительного опыта решения своих проблем.

3. Изменение субъективного представления об окружающей среде, учет потребностей и интересов других. В результате таких изменений, самосознание подростка приобретает новый уровень развития, определяет содержание и специфику переживаний и эмоциональных реакций.

4. Раскрытие эмоционального потенциала личности на пути ее эмоционального самопознания и саморазвития.

В основе психологического тренинга для подростков должно быть формирование и усвоение навыков межличностного взаимодействия, направленных прежде всего на развитие личности. Наиболее существенным результатом тренинга должно стать понимание собственных эмоциональных состояний, а также способов активизации самопознания, формирования устойчивой мотивации к саморазвитию.

При анализе влияния факторов на эмоциональные состояния подростков, надо отметить, что существенное место принадлежит организации воспитательной работы, основной задачей которой является психопрофилактика дисгармоничных эмоциональных состояний подростков. П. Горностай и С.

Васьковська психопрофилактику определяют как систему мероприятий, способствующих предупреждению различных проблем: нарушений нервно-психического и психосоматического здоровья, социально-психологических конфликтов, негармоничного развития личности; трудностей обучения, воспитания, общения, которые имеют психологические предпосылки.

Во психопрофилактике дисгармоничных эмоциональных состояний подростков следует понимать организацию в учебном заведении системы мероприятий, способствующих предупреждению дисгармоничных эмоциональных состояний у подростков при организации учебно-воспитательного процесса.

Оптимальными путями достижения цели психопрофилактической работы могут быть: проведение индивидуальных и групповых консультаций, ролевых игр, групповых дискуссий и тому подобное.

Применяя к Акцентуированные подростка правильный педагогический подход, можно способствовать тому, что его заостренные черты характера сглаживаются, компенсируются.

Психолог отмечает, организует и привлекает подростка в такую ​​деятельность, в ходе которой последний, опираясь на свой позитив, на свои сильные стороны, как бы “случайно” усваивает ранее недоступные для него виды деятельности, включается во взаимодействии, которых раньше избегал, расширяет адаптивный репертуар своего поведения.

Источник: https://studbooks.net/82852/psihologiya/psihokorrektsiya_podrostkov_psihopatiyami_aktsentuatsiyami_haraktera

Расстройства личности (психопатии) и их коррекция

Методы психокоррекции психопатий

Психопатия — стойкая, развивающаяся в детстве и сохраняющаяся в течение всей жизни патология (деформация) личности, проявляющаяся в искажении ее цельности, выраженная в такой степени, что нарушает адаптацию и приводит к затруднению межличностных отношений.

КЛИНИКА: Психопатии относят к пограничным психическим расстройствам, они занимают положение между личностными акцентуациями (отдельными характерологическими отклонениями, хорошо компенсированными, приводящими к нарушению поведения лишь в непродолжительные периоды связанных с психическими травмами декомпенсаций) и прогрессирующими психическими заболеваниями. В нашей стране при установлении диагноза психопатия используются клинические критерии, установленные П.Б. Ганнушкиным: стабильность личностных деформаций, тотальность психопатических особенностей личности с нарушением всего психического склада и выраженность патологических черт характера до степени, приводящей к нарушению социальной адаптации. По мнению П.Б. Ганнушкина, «нет невроза без психопатии», т.е. невроз по существу представляет собой лишь декомпенсацию психопатии (например, истерический невроз есть декомпенсация истерической психопатии). Но В.А. Гиляровский считает, что при известных (стрессовых) условиях невроз может развиваться и у психически устойчивой, здоровой личности.

Астеническая психопатия. Отличительной особенностью этого типа являются легкая истощаемость и раздражительность, что напоминает классическую неврастению Дж. Бирда с «раздражительной слабостью».

Больные обращают на себя внимание робостью, застенчивостью и крайней впечатлительностью, склонностью к самонаблюдению, общей вялостью, отсутствием инициативы, нерешительностью, мнительностью, апатичным или чаще равномерно угнетенным настроением. Они не способны к длительному усилию, работа их утомляет. Разновидностью астенической психопатии П.Б. Ганнушкин считает тип, описанный С.А.

Сухановым как психастения и тревожно-мнительная личность. Здесь основное свойство — это склонность к излишним тревогам и к утрированной мнительности. Люди подобного типа волнуются по поводу того, к чему большинство людей относится спокойно или даже равнодушно (тревожное, уклоняющееся расстройство личности).Э.

Крепелин справедливо оценивал это как общее свойство психопатии — психический инфантилизм. Тревожно-мнительных, описанных С.А. Сухановым психастеников Т.И. Юдин расценивает как сенситивных. В экстремальных ситуациях такие люди могут совершенно неожиданно обнаружить не свойственную им ранее отвагу.

Ананкастная психопатия характеризуется формированием навязчивостей различного содержания. Преобладают мыслительные навязчивости, при декомпенсации могут обнаруживаться ритуалы.

Шизоидное расстройство личности (шизоидная психопатия) характеризуется замкнутостью, преобладанием внутренней жизни (аутизм, по Э. Блейлеру). Люди, принадлежащие к этому типу, предпочитают одиночество, у них нет активного стремления к общению, они предпочитают чтение, природу, созерцательную жизнь, лишены спонтанности. По Э.

Кречмеру, шизоидные психопаты обнаруживают особую, психэстетическую пропорцию в структуре личности с сочетанием черт чрезмерной чувствительности (гиперестезии) и эмоциональной холодности (анестезии).

Сенситивные шизоиды — гиперэстетичные с преобладанием астенического радикала, в то время как экспансивные шизоиды — холодные, безразличные вплоть до тупости с преобладанием стеничности, гиперактивности. Внешнее поведение шизоидов лишено эмоциональности, естественной пластичности и гибкости психики, что придает всему рисунку личности черты схематичности.

Их внешний облик и поведение часто дисгармоничны и парадоксальны, мимика и моторика лишены естественности, непринужденности, что может считаться также характерным для их психического облика в целом.

Параноидное расстройство личности (паранойяльная психопатия). Этот тип личности ближе всего стоит к шизоидам. Характерно: стеничность, переоценка своего «Я», подозрительность и склонность к образованиям сверхценных идей.

Это люди неоткровенные, своенравные, раздражительные, с преобладанием односторонних аффектов, которые часто берут верх над логикой и рассудком. Они чрезвычайно аккуратны, добросовестны, нетерпимы к несправедливости.

Крайний эгоцентризм является отличительной чертой параноических психопатов, именно это является основой их повышенного самомнения, обостренного чувства собственного достоинства. Ко всему, что лежит вне сферы собственного «Я», они безразличны.

Экспансивные параноические личности — патологические ревнивцы, лица, склонные к конфликтам, сутяги, правдоискатели, «реформаторы». Энергия и активность сочетается с повышенным фоном настроения. Сюда относится и группа фанатиков, которые с особой одержимостью и страстностью посвящают себя какому-то одному делу (примером может служить религиозный фанатизм).

Диссоциальное расстройство личности (неустойчивая психопатия). Подобный тип личности отличается незрелостью моральных и волевых качеств, их недоразвитием, повышенной внушаемостью, отсутствием позитивных этических жизненных установок.

Уже в детском возрасте такие лица характеризуются отсутствием стойких интересов, отсутствием собственной точки зрения, повышенной внушаемостью.

Они не склонны выбирать какой-либо вид полезной деятельности, предпочитая развлечения, свободное времяпровождение, при этом никаких угрызений совести нет.

Эмоционально неустойчивое расстройство личности. Основное свойство этого типа — импульсивность в поступках без учета возможных последствий, отсутствие самоконтроля. Очевидный гнев часто возникает как импульсивная реакция в ответ на различные житейские пустяки. В.

Маньян (1890) писал о том, что мозг этих людей при малейшем беспокойстве делается жертвой напряженности, проявляющейся крайне живой раздражительностью и жестокой вспыльчивостью. Недостаточную уравновешенность С.С.

Корсаков (1893) оценивал как основную черту психопатической конституции.

Истерическое расстройство личности (истерическая психопатия). Особенности, характеризующие специфику истерических лиц, известны давно. В психике истерических психопатов резкое преобладание получают эмоции, аффекты с преувеличенной демонстрацией своих чувств и переживаний.

Их внутренний облик определяется преобладанием глубокого эгоцентризма, духовной пустотой при склонности к внешним эффектам, демонстративности, что свидетельствует о психической незрелости, психическом инфантилизме (кардинальный признак психопатии, по Э. Крепелину).

В связи с этим поведение истерических психопатов диктуется не внутренними побуждениями, а стремлением произвести впечатление на окружающих, постоянно играть роль, «жаждой признания» (К. Шнайдер).

Истерические «стигмы» — припадки с плачем, конвульсиями, заиканием, явлениями внезапной афонии, астазии-абазии.

У таких детей и подростков обнаруживается склонность к экстравагантным поступкам, зачастую легкомысленным, они идут на различные авантюры, не способны к систематической целенаправленной деятельности, отказываются от серьезного труда, требующего основательной подготовки и устойчивого напряжения, усидчивости, их знания поверхностны, не глубоки.

Психопатия аффективного круга. Циклоидную психопатию Э. Кречмер противопоставлял шизоидной, отметив естественность аффектов и всей психической жизни, «округлость» характера циклоида в отличие от схематизма шизоидов. Э.

Блейлер (1922) обозначил особенность циклоидов термином «синтония».

Этим людям легко в общении со всеми, они душевно отзывчивы, приятны, просты и естественны в обхождении, свободно проявляют свои чувства; для них характерно мягкосердечие, приветливость, добродушие, теплота и искренность.

В повседневной жизни циклоиды реалисты, они не склонны к фантазиям и заумным построениям, принимая жизнь такой, какая она есть. Их основные особенности — эмоциональная лабильность, неустойчивость настроения. Радость, «солнечное настроение» легко сменяется грустью, печалью, сентиментальность является их обычным свойством.

В зависимости от преобладающего аффекта в этой группе выделяют гипотимиков и гипертимиков.

ДИНАМИКА ПСИХОПАТИЙ: расстройства личности нельзя отнести к болезненным процессам, так как они не имеют прогредиентного течения (в противоположность, например, шизофрении), но динамика при психопатиях очевидна.

Изменения в состоянии (периоды декомпенсации), которые расцениваются как фаза (приступы), могут возникать у психопатических личностей без причин, спонтанно (аутохтонно), с возвращением по их завершении к состоянию, предшествующему началу приступа, или зависеть от различных внешних влияний. Патологические реакции (декомпенсации) являются результатом неприятных жизненных событий, стрессов, длительного перенапряжения, неотреагированных ожиданий. Сами по себе реакции могут быть направлены внутрь себя (это приводит к внутреннему конфликту, неврозу) или вовне (агрессия, сверхценные мысли преследования, кверулянтство).

ЭТИОЛОГИЯ И ПАТОГЕНЕЗ:Этиопатогенез психопатий имеет мультифакториальную обусловленность. роль принадлежит генетическим, конституциональным факторам, негрубые экзогенно-органические повреждения головного мозга во внутриутробном, перинатальном и раннем постнатальном периодах развития.

Дифференциальный диагноз психопатии необходимо проводить с психопатоподобной малопрогредиентной шизофренией. При этом главным критерием отграничения является отсутствие прогредиентности, а также отсутствие основных симптомов шизофрении и сохранение общего рисунка личности при психопатии.

Шизоидная психопатия в отличие от шизофрении характеризуется начинающимся еще в детстве формированием аномального характера без резких сдвигов, она на протяжении всей жизни сохраняет свое своеобразие, а ее «обладатели» находят свою нишу в социальной среде и не обнаруживают признаков опустошения личности со снижением энергетического потенциала, что характерно для шизофрении.

Органическая патология исключается после тщательного параклинического исследования (данные ЭЭГ, KT, неврологическое обследование, исключение признаков повышения внутричерепного давления, изменений на глазном дне и т.д.).

ЛЕЧЕНИЕ: Терапия психопатии осуществляется в периоды декомпенсации, динамики психопатии и проводится с использованием психотропных средств. Основным является подбор различных лекарств с учетом их элективного избирательного действия.

Например, при декомпенсации истерической психопатии показаны неулептил (10-20 мг/сут), феназепам (3-5 мг/сут), финлепсин (200-600 мг/сут), пропазин (100-125 мг/сут). При декомпенсации аффективных типов психопатии применяются антидепрессанты.

В случаях гипотимии, субдепрессии — амитриптилин (75-100 мг/сут), лудиомил (75 мг/сут), пароксетин (10-20 мг/сут), ципрамил (20-40 мг/сут).

Соответственно при развитии гипоманиакальных фаз используется лепонекс (50-75 мг/сут), соли лития (900-1200 мг/сут) с контролем содержания лития в плазме крови, финлепсин (до 400-600 мг/сут), галоперидол в каплях (до 10-15 мг/сут).

При паранойяльной психопатии используются галоперидол, азалептин, рисполепт в комбинации с феназепамом, седуксеном, ксанаксом, транксеном и др. Психотерапия ставит целью гармонизацию, упорядочение поведения, что позволяет использовать различные техники, а также групповую психотерапию.

БИЛЕТ 2



Источник: https://infopedia.su/17x9611.html

Невроз гуру
Добавить комментарий