Невроз обострение слуха

На фоне стресса обострился слух. Невроз обострение слуха

Невроз обострение слуха

Гиперслух, чувствительный слух, обостренный слух – такой диагноз начали ставить детям совсем недавно. Ошарашенные новостью родители изо всех сил пытаются сделать все, чтобы малышу было комфортно со звуками, но эти попытки часто бывают неуклюжи и иногда даже вредят, чем помогают.

Происходит это из-за элементарного непонимания самого понятия гиперслуха. Специально для таких родителей я и пишу эту статью. Я – уже взрослый человек, но, сколько себя помню, у меня был очень чувствительный и обостренный гиперслух.

В этой статье я попытаюсь просто и доступно, на примерах из жизни описать, что такое гиперслух, как это ощущается и, в чем конкретно это проявляется.

Эта статья посвящается всем деткам, у которых обнаружен . Когда-то и я была таким ребенком. Правда в мое время таких диагнозов не ставили, а любые проблемы с восприятием звуков у детей считались просто странностью или нервозностью. Вот и я была такой – странной и нервной, а объяснить почему – не могла.

Сегодня я – взрослый, состоявшийся человек и только теперь я по-настоящему понимаю причины своего . Я разобралась в этом вопросе с помощью системно векторной психологии Юрия Бурлана и понимания собственного звукового вектора .

Если бы я могла вернуться в свое детство, то обязательно сделала бы это и попросила бы родителей никогда не включать телевизор потише, когда я делаю уроки, и не есть яблоки за столом.

Потому что это больно для меня и жутко раздражает. Все что я могу, это рассказать Вам, дорогие родители детей с гиперслухом, как это – иметь слишком чувствительный, обостренный гиперслух.

И очень надеюсь, что Вам мой рассказ поможет в понимании своего ребенка.

Мой чувствительный и обостренный слух: с раннего детства до сегодняшнего дня

Предупреждение! Я – самый обычный человек и у меня нет медицинского образования.

В этой статье я пытаюсь обычными словами, на примерах, показать, как это чувствительный слух – в собственных ощущениях. Пожалуйста, не рассматривайте эту статью, как медицинскую.

И в тоже время отнеситесь к статье серьезно – даже если некоторые примеры покажутся вам странными, для человека с гиперслухом они реальны.

Когда я была маленькая, на лето, меня отвозили к бабушке в деревню. Я очень хорошо помню, что в деревне появлялись новые звуки, которых не было в городе. Уже тогда, приблизительно в лет 5, я и поняла, что некоторые звуки могут сводить меня с ума.

Когда все засыпали, и в доме образовывалась тишина, разбавляемая только сопением родственников, просыпались мыши и начинался шорох. Одна из них шуршала под кроватью у бабушки в соседней комнате, другая – «играла в футбол» орехами на чердаке. Я не боялась мышей. Но их шорох не давал мне спать. Я просто не могла спать и все тут.

Этот звук стал настоящим проклятием для меня. С каждым годом таких звуков-проклятий становилось все больше. Например, звук поедания яблока. Ну что в нем такого? – скажет кто-нибудь. Для меня же это настоящая пытка – особенно, если кушает яблоко сосед по парте.

Кажется, высокие, визжащие нотки, которое издает яблоко, буквально вгрызаются мне в мозг, я ничего не могу делать, пока эта пытка не закончится. А вот еще звуки – шарканье ног, шмыганье носом, капанье воды из крана. Меня всегда поражало – неужели этого всего никто не слышит и никого это не раздражает.

Тогда почему я такая особенная, откуда у меня этот обостренный гиперслух. Думаю, что у каждого эти звуки разные и корни большей чувствительности к одним звукам уходят далеко в подсознание.

Гиперслух играет особенную шутку с человеком во время утреннего подъема. Если мама будила меня очень нежно – просто заходила в комнату и тихонько говорила имя, я тут же просыпалась. Сон, как рукой, снимало, и я была полна бодрости, готова бежать куда угодно.

Но это было скорее исключение в моей жизни.

Потому что я всегда просыпалась задолго до того, как меня разбудит мама: от мельчайшего шороха – например, кто-то пошел в туалет в три часа ночи, или папа вышел на кухню в 6 утра, заваривать чай – достаточно одного стука чайной ложечки, чтобы разбудить меня. Причем это просыпание, и в детстве и сейчас, во взрослой жизни – очень болезненное – как будто тебя укололи иголкой во время сна. Просыпаясь под такой звук, уже не заснешь – становится противно и неприятно.

Помню, еще школьницей я рыдала от такого просыпания, меня это жутко раздражало, но я ничего не могла с собой поделать. В какой-то момент мне пришел “гениальный” план – заглушить эти звуки чем-то громким.

В 8-9 классе я начала мечтать о маленьком магнитофоне и вымолила у родителей такой подарок на Новый год. Какой же шок испытали мои родители, увидев, что я собираюсь делать с этим магнитофоном.

Вместо того, чтобы наслаждаться музыкой, как все нормальные люди, я каждое утро, услышав первый шорох за дверью, прижимала к одному уху его динамик, а к другому – подушку, и врубала громкость на всю катушку. Мама плакала и говорила, что я оглохну от музыки – ей закладывало уши через две двери.

Но я, как человек, нашедший решение своей проблемы – гиперслуха, уже не могла отказаться от этого маленького чуда техники. Так я и прожила с ним, а потом с наушниками долгое время, пока, наконец не избавилась от .

Недавно ребенку моих знакомых поставили диагноз тугоухость (граничащее с глухотой), доктора предложили родителям полностью исключить звуки телевизора или радио в квартире. Но папа слишком сильно любит новости, и они решили, что будут включать телевизор довольно тихо и в другой комнате.

Родители уверенны, что их “тугоухий” ребенок не слышит этих звуков. Например, я всегда могла спокойно учить уроки в большой комнате, где старший брат и его компания кричали и галдели во все горло. Сейчас я пишу эту статью, в то время, как по телевизору играет музыкальный канал.

Я могу спокойно читать книгу где-нибудь на вокзале или в метро. И при каждом этом действии, если очень увлечься процессом, я вообще не буду слышать окружающего мира, то есть не буду знать, что происходит вокруг.

Но вот если в комнате будет абсолютная тишина, практически вакуум, и вдруг залетит одна муха, которая начнет жужжать и биться в окно – считай, все пропало – никогда я не смогу сосредоточится на процессе, статья не будет написана, а книга, даже самая интересная, полетит в муху.

В детстве я не могла учить уроки именно тогда, когда родители тихонько включали телевизор в другой комнате – я не могла разобрать слов и темы, но тихий, отвлекающий, монотонный шум не давал мне сосредоточиться на моей работе, отвлекал и раздражал.

Наверное, это покажется странным, но некоторые звуки, которые тревожат всех остальных людей, никогда не влияли на меня, человека с гиперслухом. Например, все знают неприятный звук ногтей по доске – дети всегда морщились, услышав его, а учителя хватались за сердце.

Мне же в некоторой мере такой звук даже доставлял удовольствие. Еще один пример – соседи делают ремонт. Где-то там далеко начинает что-то пилиться, стучать и дребезжать – я всегда обожала слушать эти звуки, они нравились мне, они не доставляли мне неприятностей.

Также в детстве я всегда могла просто отключать слух, когда мама настоятельно, буквально криком просила меня убрать в комнате – со стороны для нее это выглядело так, как будто ребенок вообще не слышит, не реагирует на звуки.

И действительно, люди с гиперслухом могу научиться словно “выключить” внешний мир, что иногда приводит к не очень приятным последствиям. Ведь, в конце концов мир может начать «выключаться» непроизвольно.

Гиперслух как особенность организма. Заблуждение докторов и родителей

Огромной ошибкой будет считать, что гиперслух – это фантастическая способность слышать звуки, которые не слышат другие люди (к сожалению, именно так иногда объясняют родителям врачи особенность их ребенка). Это неправда.

На самом деле, человек с гиперслухом обостренно, более болезненно слышит звуки, на которые остальные люди не обращают внимание. Но он не слышит, ни звуков потустороннего мира, ни чужих мыслей, как иногда представляется слишком впечатлительным взрослым.

Эти звуки самые обычные и повседневные, их слышат абсолютно все и не придают им значения.

Основная проблема человека с гиперслухом – это не сильные, громкие звуки, хотя и они тоже. А именно зацикленность на некоторых звуках, часто очень тихих, и невозможность никак от них отвязаться, как бы отключить от них слух, что зачастую легко получается с громкими звуками.

Это болезненное ощущение очень ранит человека.

И именно тихие, навязчивые звуки, повторяющиеся в одно и тоже время (как например, звук электрической зубной щетки или электробритвы) или длительные (как например, тихо включенный телевизор на кухне) доставляют больше всего неудобств ребенку с гиперслухом.

Есть доктора, которые рекомендуют круглосуточно одевать на ребенка наушники, глушащие все звуки вокруг. Но на самом деле, это дорога в никуда, в еще большее усиление болезненного отношения со звуками. Чем больше все звуки заглушать, тем более обостренным будет становится слух, тем более болезненной будет реакция на малейший шорох.

Ребенок с обостренным гиперслухомни в коем случае не должен быть огражден от внешнего мира, нет нужды говорить с ним только шепотом или полностью исключить все возможные звуки.

Это все равно, что запретить любителю живописи наслаждаться картинами великих художников, а гурману – пробовать вкусную еду. Звук для человека с гиперслухом – это настоящий источник наслаждения.

И ребенку с гиперслухом очень полезно слушать ласковый голос мамы, красивую, классическую музыку, шум города за окном, трель сверчка или пенье соловья.

Задача родных просто оградить ребенка от слишком громких звуков, а также цикличных, повторяющихся. Не стоит окружать его одними тихими звуками, шептаться по углам и не пускать общаться с другими детьми, потому что они галдят. В доме должна быть создана особенная экология звуков, но никак не звуковой вакуум.

Неплохо было бы, чтобы ребенок сам рассказал, какие конкретно звуки ему не нравятся (и не удивляйтесь его ответам), а постарайтесь изолировать его от них.

В тоже время можно разнообразить звуковую картину для такого ребенка, ведь в детстве можно научить очень тонко чувствовать звуки мира и по-настоящему наслаждаться ими.

Гиперслух – это особенное отношение человека со звуками, которые его окружают. У ребенка и у взрослого человека, обладающего обостренным слухом, ухо является очень чувствительной, можно сказать эрогенной зоной. Это поистине дар божий, а не проклятие.

И на самом деле у ребенка с гиперслухом большое будущее, если знать, как с ним взаимодействовать.

А вот настоящей болезнью (и самым крайним ее проявляем – аутизмом) он становится тогда, когда через ухо в глубоком детстве, а может быть еще во внутриутробном периоде, ребенок получает сильнейшую травму.

Гиперслух или слишком чувствительный слух – это особенность людей со звуковым вектором и любящим родителям просто необходимо не только знать, что это такое, а понимать эту особенность, чувствовать ее, как свою собственную.

Только в таком случае получится не навредить, а помочь ребенку развиться в счастливого человека. Поистине потрясающе рассказывает о звуковом векторе талантливый человек, автор системно-векторной психологии, Юрий Бурлан.

Именно благодаря нему я разобралась в своем гиперслухе и избавилась от болезненных ощущений.

Сегодня Юрий Бурлан проводит лекции онлайн, они доступны в любом уголке земли. И я, как человек с гиперслухом, от души приглашаю на его лекции всех, чьим детям поставили такой диагноз. Записаться за вступительные, бесплатные лекции можно или кликнув на этот баннер:

Источник: https://pregnanty.ru/na-fone-stressa-obostrilsya-sluh-nevroz-obostrenie.html

Обострение слуха при неврозе. Гиперслух как особенность организма

Невроз обострение слуха

Гиперслух, чувствительный слух, обостренный слух – такой диагноз начали ставить детям совсем недавно. Ошарашенные новостью родители изо всех сил пытаются сделать все, чтобы малышу было комфортно со звуками, но эти попытки часто бывают неуклюжи и иногда даже вредят, чем помогают.

Происходит это из-за элементарного непонимания самого понятия гиперслуха. Специально для таких родителей я и пишу эту статью. Я – уже взрослый человек, но, сколько себя помню, у меня был очень чувствительный и обостренный гиперслух.

В этой статье я попытаюсь просто и доступно, на примерах из жизни описать, что такое гиперслух, как это ощущается и, в чем конкретно это проявляется.

Эта статья посвящается всем деткам, у которых обнаружен . Когда-то и я была таким ребенком. Правда в мое время таких диагнозов не ставили, а любые проблемы с восприятием звуков у детей считались просто странностью или нервозностью. Вот и я была такой – странной и нервной, а объяснить почему – не могла.

Сегодня я – взрослый, состоявшийся человек и только теперь я по-настоящему понимаю причины своего . Я разобралась в этом вопросе с помощью системно векторной психологии Юрия Бурлана и понимания собственного звукового вектора .

Если бы я могла вернуться в свое детство, то обязательно сделала бы это и попросила бы родителей никогда не включать телевизор потише, когда я делаю уроки, и не есть яблоки за столом.

Потому что это больно для меня и жутко раздражает. Все что я могу, это рассказать Вам, дорогие родители детей с гиперслухом, как это – иметь слишком чувствительный, обостренный гиперслух.

И очень надеюсь, что Вам мой рассказ поможет в понимании своего ребенка.

Психическая гиперестезия

Невроз обострение слуха

Психическая гиперестезия — болезненное обострение элементарной чувствительности. Иногда удается установить, что усиление касается лишь одного компонента ощущений — эмоционального или рецептивного.

В первом случае пациенты подчеркивают неприятный, раздражающий оттенок ощущений, во втором в первую очередь они отмечают повышение интенсивности ощущений. Чаще, пожалуй, усиливаются оба эти компонента.

В тех нередких случаях, когда гиперестезия сопровождается отчетливой реакцией страдания, следует, по-видимому, констатировать факт болезненной психической гиперестезии — по аналогии с болезненной психической анестезией.

Оба эти феномена, если они возникают в депрессии, могут сменять друг друга. Например, при легкой депрессии чаще встречаются симптомы болезненной психической гиперестезии. При углублении депрессии на первый план выходят проявления болезненной психической а- или гипестезии.

Например, пациент отмечает, что его раздражают яркий свет и громкие звуки. В то же время он испытывает неясность восприятия и даже нереальность происходящего вокруг, притупление тактильной чувствительности.

Он же сообщает, что временами не чувствует ног и рук, их как бы у него нет, но при этом «голова не плывет, становится ясной, и все окружающее воспринимается вполне отчетливо».

Нередко пациенты сообщают об усилении лишь некоторых субмодальностей соответствующих ощущений. Встречаются жалобы, в которых фигурирует возрастание интенсивности одних ощущений (или субмодальностей) и одновременно притупление других.

Например: «Тихие звуки воспринимаются громче обычного, а громкие, наоборот, они как бы пролетают мимо ушей… Свет такой яркий, что режет глаза, а звуки слышу как на отдалении».

При интоксикационных психозах нередко преобладают явления гиперестезии внешних ощущений, при эндогенных — в сфере соместезии. Отмеченная диссоциация в первую очередь затрагивает, видимо, реципрокные ощущения и их модальности.

Полагаем, что подобные симптомы следовало бы обозначить специальным термином, таким, например, как феномен парадоксальной чувствительности. Укажем следующие проявления психической гиперестезии.

Психическая гипералгезия — обострение болевой чувствительности. Наблюдается при разных болезненных состояниях и имеет, по-видимому, различную природу.

Так, у пациентов с легкой депрессией нередко появляются или обостряются разнообразные боли, как острые, так и хронические, локализованные в различных частях тела.

Такого рода боли часто не имеют какой-либо анатомической основы и возникают, по-видимому, в связи с вегетосоматическими расстройствами и гиперактивацией механизмов самовосприятия. Иногда при этом «оживают» прежние, как бы забытые боли. Это, например, боли в местах старых переломов и ранений.

Депрессивную гипералгезию Н.Петрилович (1970) описал под названием алгическая меланхолия. С углублением депрессии гипералгезия сменяется аналгезией. Явления гипералгезии в виде рецидива ранее наблюдавшихся при соматических болезнях болей нередко бывают во время опийноморфинной  интоксикации.

Известно, что боли могут появляться или усиливаться, если пациент наблюдает, как кто-то причиняет боль другому человеку, — синпсихалгия. Существует такой тип боли, когда пациенты как бы присваивают себе боль другого человека.

Кто-то сломал, например, ногу,  а пациент ощущает при этом боль у себя, причем в том же самом месте. Встречаются воображаемые боли. Перевоплощаясь, к примеру, в другого человека, пациент ощущает у себя ту же боль, какая есть или должна быть у этого человека. И он страдает от этой боли.

Вероятно, не всегда верными оказываются слова, что лучше всего переносится боль другого человека. Описаны и такие случаи, когда актер или писатель так вживаются в чью-то роль, что испытывают настоящие боли, отвечающие этой роли.

Истерические алгии и боли ипохондриков имеют, по всей видимости, то же происхождение. Во всех только что упомянутых случаях боли являются мнимыми, связанными с нарушением самовосприятия.

При хроническом болевом синдроме более чем в половине случаев боль не имеет актуальной органической основы. Она возникает много позднее после перенесенных болезней, сопровождавшихся сильными и упорными болями.

Такая боль возникает, вероятно, потому, что пациент, во-первых, почему-либо в ней заинтересован, ему как бы хочется вернуться в положение больного человека. Во-вторых, эта боль не есть просто воспоминание о ней. Пациент действительно ее ощущает, пусть и в преувеличенном виде.

Возвращается забытая боль, возможно, потому, что представление о ней каким-то образом трансформируется в саму боль.

Единственное объяснение тому, отчего это происходит, состоит, кажется, в том, что болезненные фантазии превращаются в субъективную реальность благодаря нарушению самовосприятия. Заинтересованность в боли может иметь разные мотивы. 

Некоторые пациенты с хроническим болевым синдромом используют боль как средство давления на окружающих, подчинения их себе. Такие пациенты и в самом деле становятся тиранами в семье.

Известны случаи, когда такие пациенты пытаются подчинить своей воле и врачей, всякий раз торжествуя при их тщетных попытках устранить боль с помощью медикаментов — синдром убийства корифеев.

Желательность боли может быть связана также с тем, что боль дает пациенту возможность беспрепятственно пользоваться наркотиками. Боль как эффективный способ самонаказания за грехи всегда была востребована святыми и мучениками церкви.

Сексуальным мазохистам боль до известных ее пределов важна как необходимый элемент интимной стороны их жизни. Другими словами, человек не был бы таковым, если бы не нашел смысла и применения боли в своих интересах.

Никталгия или гипноаналгезия проявляется усилением болей во время сна. Утренние боли — это боли депрессивных пациентов с суточными колебаниями настроения, когда симптомы депрессии усиливаются в утренние часы.

Вечерние боли наблюдаются при депрессии, если ее проявления нарастают в часы заката солнца или ближе к ночи. Акинезией болезненной называют состояния обездвиженности от боли, которая усиливается при движении.

Этот симптом описан при истерии, эндогенной депрессии, шизофрении (Мебиус, 1891).

Брахиалгия парестетическая проявляется болями и парестезиями в руках при пробуждении от сна (Вартенберг, 1932). По наблюдениям Лопец-Ибора (1973), часто встречается при скрытой депрессии. Сходным нарушением является синдром беспокойства ног Виттмана-Экбома (1861, 1945), возникающий при различных нарушениях, включая явления нейролепсии.

Психическая гиперопсия — болезненное обострение зрительных ощущений. Обычная освещенность воспринимается пациентами как чрезмерная, ослепляющая — галеропия. Симптом описан, в частности, при отравлении угарным газом.

Больные сообщают, что свет режет, утомляет глаза, раздражает, вынуждает их носить темные очки, зашторивать днем окна, выходить из дома лишь к вечеру. Одновременно обостряется цветоощущение.

Цвета кажутся чрезмерно яркими, насыщенными, намного отчетливее воспринимаются оттенки цвета. Значительно четче воспринимаются контуры объектов. Буквы текста видятся «выпуклыми, гранеными, готическими», предметы — резкими, выделяющимися на фоне наподобие барельефа.

Данное нарушение нередко встречается при астении, депрессии, мании, опьянении психостимуляторами, в начале острых психозов.

Психическая гиперакузия — болезненное обострение слуховых ощущений. Обычные по интенсивности звуки кажутся пациентам невыносимо громкими, оглушающими, вызывающими раздражение и даже физическую боль: «Не переношу шума, стуков, звуков разговора, они мучают меня, я мечтаю о полной тишине…

Звуки буквально бьют по мозгам, проникают в череп, голова, кажется, от них вот-вот расколется… Резко обострился слух. Слышу, как топает кошка, часы бьют, как кувалдой. Слышу даже, как шуршит мышь в норе и как по крыше скачет воробей. Шум за стеной изнуряет, не знаю, как от него отвлечься.

Стал слышать, как храпит сосед этажом выше, а если там бегает ребенок, меня это просто изводит… Никогда не думал, как много в ночи разных звуков, раньше я не слышал их, а теперь не могу понять, что это за звуки».

Психическая гиперакузия может сочетаться со слуховой агнозией и при сыпном тифе — феномен Боткина (1868).

Психическая гипергевзия — болезненное обострение вкусовых ощущений. Часто бывает избирательной, т. е. касается отдельных субмодальностей вкусовой чувствительности. Нередко вкус и даже вид пищи вызывают отвращение, сопровождающееся тошнотой, а порой и рвотой. Бывает и обратная картина, когда вкусовые ощущения доставляют необычное удовольствие, вплоть до наслаждения.

Психическая гиперосмия — болезненное обострение обонятельной чувствительности. Нередко бывает весьма избирательным и сочетается с гипергевзией. Запахи не только воспринимаются очень резко, но и сопровождаются различными эмоциями, как негативными, так и позитивными.

Это указывает на преобладающий фон настроения. Приподнятость настроения сочетается с приятным эмоциональным сопровождением запахов, депрессии обычно сопутствуют неприятные эмоции: «Не переношу запахов табака и перегара, меня от них воротит… Не могу ездить в машине, меня тошнит от запаха бензина…

Мне кажется, что от психически больных так сильно пахнет чем-то очень неприятным, что в толпе я могу определить кого-то из них… Совершенно не переношу запах одеколона, мне становится дурно… Я не пробую суп или борщ на соль, я определяю по запаху, достаточно ли в них соли…

Мне очень нравится, как пахнут девушки, это ощущение чего-то весеннего и радостного».

Психическая гипернафия — болезненное обострение ощущений осязания. Может касаться разных тактильных субмодальностей: «Одежда буквально впивается мне в тело, давит, стесняет, жмет…

Чувствую малейшее движение воздуха… Я чувствую перед дождем, как тянет сыростью… Не выношу, когда ко мне прикасаются, даже вздрагиваю… Не могу расчесываться, до волос больно дотронуться…

Слышу руками хрип в легких у дочери».

Психическая гипербарестезия — болезненное обострение ощущений давления и веса: «Тело тяжелое, будто свинцовое… Навалилась такая тяжесть, будто сверху груз какой положили…

В руках и ногах такая тяжесть, что я с трудом ими двигаю… Ведро воды стало страшно тяжелым, не верится, что раньше я шутя поднимала кое-что и тяжелее…

Сняла цепочку, она так сильно давит, что делается больно».

Психическая гипербатестезия — болезненное обострение кинестетических ощущений: «Чувствую, как двигаются глаза, шевелятся волосы… Двигаться стало тяжело, едва переставляю ноги».

Некоторые пациенты улавливают идеомоторные акты: «Только подумаю что-то сделать, как сразу чувствую, что тело приходит в движение… Еще только собираюсь что-то сказать, а язык уже шевелится».

Многие пациенты сообщают о том, что не могут долго оставаться в покое, так как вскоре начинают чувствовать ломоту, тянущие ощущения в мышцах, какой-то дискомфорт, желание поменять  позу.

Психическая гиперстатестезия — болезненное обострение статического чувства.

Многие пациенты жалуются, например, на «головокружения» в голове, на ощущения покачивания при ходьбе, легко появляющееся чувство потери равновесия, например при повороте или подъеме головы, наклонах тела.

Ощущается даже незначительное ускорение движения в автобусе, поезде, не говоря уже о легковом транспорте, самолете.

Психическая гиперпаллестезия — болезненное обострение ощущений вибрации:

«Чувствую телом, как от шума дребезжат оконные стекла… Сначала чувствую, что едет машина, а уж потом слышу шум мотора… Внутри все трясется, как холодец…

Дрожит все внутри, трепещет, будто волнами перекатывается… Пульс молотком стучит в висках и отдает во всем теле… Сердце бьется тяжело, сильно, ударяет, как кувалдой». Усиление внутренних ощущений С.С.

Корсаков (1912) описал под названием несоразмерные восприятия.

Психическая гипертерместезия — болезненное обострение температурной чувствительности: «Кажется, горю вся, а температура нормальная… На расстоянии чувствую, что у ребенка поднялась температура…

Мерзну вся, летом одеваюсь во все теплое, а согреться не могу,  мне все равно холодно». Бывает и так: «Весь горю и в то же время замерзаю…   Я чувствую, что холодная вся, потная, а внутри жар, там горячо.

Или горю вся, красная, а внутри холод, там замерзаю. А температура нормальная».

К содержанию

Источник: https://psyclinic-center.ru/biblioteka-kliniki/vvedenie-v-klinicheskuyu/psihicheskaya-giperesteziya

Невроз гуру
Добавить комментарий