Отделение неврозов 10 клинической больницы кто был

Как сохранить нервы в кризис? Консультация психотерапевтов

Отделение неврозов 10 клинической больницы кто был

Финансовый кризис подкосил не только содержимое наших кошельков. Он забрал часть душевного спокойствия, уверенности в завтрашнем дне, возможности строить долгосрочные планы.

Не у всех хватает физических и моральных сил выдерживать подобный стресс, поэтому иногда приходится обращаться к помощи профессионалов.

Как справиться с тревожностью, нарушением сна и другими сопутствующими соматическими патологиями, рассказывают эксперты.

заведующая психоневрологическим отделением 10-й минской клинической больницы Ольга АСМОЛОВСКАЯ 
врач-психиатр первой категории Сергей ГОЛУБЕВ

Нервы «сдают» у всех по-разному. Кто-то тянется к бутылке, другие с головой уходят в работу, а третьи и вовсе предпочитают сбрасывать агрессию на посторонних. В Минске с разницей в несколько месяцев произошли два показательных случая.

Летом пассажиры столичного автобуса и прохожие вступились за задержанного милицией безбилетника. Сочувствующие до того возмутились действиями сотрудников правопорядка, что пустили в ход кулаки и нецензурную брань.

Досталось и кондуктору, которая оказалась в центре драмы.

Второй случай самосуда произошел буквально недавно. На одной из минских улиц водитель легковушки сбил пешехода. Свидетели аварии настолько были возмущены произошедшим, что начали избивать виновника при задержании. В Интернет попал видеоролик, на котором видно, как мужчине наступают на голову, с силой бьют ногой по ступне и животу.

Описание подобных случаев можно встретить в сводке новостей, например, российских СМИ. Для белорусских реалий проявление агрессии пока кажется непривычным, но уже является определенным маячком: не всем удается совладать с собой в изменившихся условиях жизни.

Специалисты утверждают, что в отличие от тяжелых психических расстройств, распространенность которых более-менее постоянна, невротические, тревожные, депрессивные состояния  связаны с ситуацией в обществе, с уровнем психосоциального стресса.

И если с экономическим кризисом мы хоть как-то свыклись, то к теракту на ст.м. «Октябрьская» не был готов никто. После подобных потрясений, сами того не подозревая, мы можем испытывать тревогу, которая сопровождается ощущением неуверенности в своих силах, беспомощностью.

Человек преувеличивает имеющиеся проблемы, нередко испытывает панику.

Во многих случаях стойкая тревога постепенно развивается в депрессивную симптоматику. Депрессия – широко распространенное расстройство. Считается, что в течение жизни депрессивный эпизод переносит около 10% мужчин и 20% женщин.

– На ранних стадиях развития депрессивного состояния пациент нередко замечает, что не получает удовольствия от того, что ему было приятно прежде. В дальнейшем появляются грусть, печаль, – объясняет Сергей Голубев.

– К сожалению, страдающие депрессией пациенты часто прибегают к самолечению: используют препараты, содержащие фенобарбитал (корвалол, валокордин), принимают алкоголь, пытаются увеличивать нагрузки на работе, обращаются к «экстрасенсам» и т.д.

Разумеется, ни к чему хорошему это не приводит.

По словам Сергея Голубева, депрессивный пациент погружен в себя, в свое мучительное самокопание, и его эмоции больше не выплескиваются вовне. В результате могут появиться неприятные физические ощущения, например, головные боли или боли в спине. Нередко эти симптомы отвлекают внимание врачей, и депрессивное состояние, которое является их причиной, остается нераспознанным.

Куда обратиться

На экранах телевизоров и газетных страницах много объявлений с предложениями оказания психологической помощи, не говоря уже о рекламе нетрадиционных методов лечения любых расстройств.

Если последнее лучше сразу отмести, то обращение к психологу вполне может вас поддержать, но эта услуга сегодня, к сожалению, по карману далеко не всем.

В последнюю очередь мы задумываемся о том, что психологическую поддержку можно получить от государства, для этого сегодня есть все условия.

В частности, психоневрологическое отделение 10-й минской клинической больницы специализируется на лечении различных невротических расстройств настроения, нарушений сна и т.д.

– Все пациенты, проходящие лечение в отделении неврозов, получают современную лечебно-диагностическую помощь, – объясняет Ольга Асмоловская.

– В арсенал лечебного воздействия, кроме современных фармакологических препаратов, включены специально разработанные методы физиотерапии, лечебной физкультуры, иглорефлексотерапии, психотерапии.

Ежегодно в нашем отделении получают лечение около тысячи человек.

Психоневрологическое отделение работает в режиме стационара и в него госпитализируются жители Минска по направлениям участковых психотерапевтов. Жители других населенных пунктов республики могут быть направлены в психоневрологическое  отделение главными психиатрами областей республики.

В большинстве поликлиник открыты психотерапевтические кабинеты, где врачи-психотерапевты занимаются амбулаторной психотерапевтической помощью и при необходимости направляют пациентов в психоневрологическое отделение.

Без последствий

Стоит отметить, что обращение к психотерапевту не влечет за собой каких-либо социальных последствий.

Поэтому ваше пребывание на стационарном лечении или консультация у врача-психотерапевта не станет препятствием для получения, например, медицинской справки, которую требуют при поступлении в автошколу, или кредита в банке.

Главное – не бояться просить помощи, когда она нужна: это не будет расценено как свидетельство того, что у вас с головой не все в порядке.

Источник: http://www.AiF.by/press-centr/articlpress/kak_sohranit_nervy_v_krizis_konsultaciya_psihoterapevtov

Держите нервы в узде

Отделение неврозов 10 клинической больницы кто был

Психическое здоровье — наш главный капитал. В этом смысле стать банкротом — значит утратить в жизни многое, возможно, все. Потерять семью, работу, основной доход, покой, в конце концов. Почему же с таким невниманием люди относятся к своему душевному состоянию, игнорируют его, не обращаясь за помощью? Самое время сделать акцент на этой теме.

Считается, в межсезонье «как–то не по себе» становится даже здоровым людям, тем, у кого есть определенные проблемы нервной системы и психики, и вовсе не сладко. В общем, как говорится, весеннее обострение… Подтверждение тому — шквал звонков на «прямую линию» с врачом–психиатром отделения психоневрологии 10–й минской клинической больницы  Сергеем ГОЛУБЕВЫМ.

Самые поучительные фрагменты диалога предлагаем сегодня вашему вниманию.

Пасмурно на душе

— Здравствуйте, доктор! Это Ирина Николаевна из Дзержинского района. У меня депрессия. Психиатр назначил ладисан, пью его по 2 таблетки утром и вечером несколько месяцев. А говорят, принимать нужно полгода. Но гарантирует ли это, что болезнь не вернется? Сейчас уже нет той панической атаки, которая была раньше. Но, признаюсь, дома у меня совсем не ладится. Семейная обстановка плохая…

— Считаю, что вас лечат правильно. Но имеет смысл обратиться к врачу еще раз, чтобы оценить ваше состояние в динамике. И принять решение, может, снизить дозировку препарата. Я так понимаю, испытываете дома хронический стресс?

— Да, но изменить ничего не могу. С мужем разведена, но по–прежнему живем вместе. Когда он выпивает, настроение у меня просто ужасное.

— Запишите, пожалуйста, телефон 289–80–34 — это номер консультативно–поликлинического центра РНПЦ психического здоровья. Позвоните туда с 8.00 до 15.00, договоритесь о том, чтобы вас проконсультировал опытный специалист.

Потерянный сон

— Сергей Юрьевич, у меня проблема со сном. Невролог назначила сомнол, но плохо себя после него чувствую. С вечера пью боярышник, вроде бы засыпаю, потом просыпаюсь и маюсь до самого утра. Думаю, что с внуком, дочкой, тревожусь, беспокоюсь все…

— Частые подъемы ночью и трудности с засыпанием — все это характерные признаки высокого уровня тревоги. Советую вам обратиться к психотерапевту в своей поликлинике по месту жительства. Возможно, он посоветует мягкий транквилизатор.

— Я пробовала пить хальцион. Но вообще, боюсь принимать «серьезные» таблетки.

— Это бензодиазепиновый транквилизатор. При длительном приеме к нему возникает привыкание. Есть препараты более легкие, например, адаптол или фенибут. Но мне сложно давать конкретные рекомендации, не видя вас. А сомнол — снотворное средство, и пить его стоит только в крайнем случае. К тому же не более одной недели, чтобы не вызвать привыкания.

— Алло, это Анна Ивановна беспокоит. Лечилась от бессонницы у иглорефлексотерапевта. Не помогло. Каждую ночь одно и то же — мои мысли, мои скакуны. Все переживаю, думаю… Четыре года назад лежала в психоневрологическом диспансере на Бехтерева.

Было такое чувство страха, что не знала, куда бежать. Потом, кажется, все прошло. Но сна по–прежнему нет. Кажется, все средства перепробовала — пила отвары пустырника, валерианы, семян укропа…

Врач назначил антидепрессанты, принимала месяц, потом бросила.

— Если такие средства были рекомендованы, стоило полностью пройти курс лечения. Современные антидепрессанты — это препараты выбора при лечении высокого уровня тревоги.

Пустырник же и валериана — те растительные седативные средства, которые были эффективны для людей, живших в XVIII — XIX веках. Нынче, при нашей динамичной жизни и высоком уровне психосоциального стресса, такие средства оказывают довольно слабый эффект.

Что касается антидепрессантов группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина, то они довольно бережно снимают тревожное состояние, которое не дает человеку расслабиться и уснуть.

Если справиться с ситуацией сложно, попросите у доктора направление к нам в отделение психоневрологии 10–й клиники, чтобы пройти курс лечения. В среднем терапия длится около 3 недель.

Своя унылая пора

— Сергей Юрьевич, добрый день! Это Лилия из города Глубокое. Мне уже ставили диагноз депрессивная реакция и расстройство адаптации. Лечилась в Витебске в больнице в отделении неврозов 5 лет назад.

Осенью и весной, когда становилось хуже, пила ксанакс и сразу чувствовала облегчение. Сейчас почему–то его нет в продаже. Врач выписал другие препараты, но ни один из них не помогал. Чувствую себя неспокойно. Становлюсь раздражительной, даже злой.

Утром просыпаюсь с ощущением страха, будто в груди все жжет огнем.

— Вы работаете?

— Да, но работа нетяжелая.

— В семье все благополучно?

— Сын работает, муж неплохой. Вроде все в порядке. Почувствовала себя плохо 5 лет назад, когда получила грыжу позвоночника. Тогда в клинике в спинномозговой канал поставили катетер, и помню, какой сильный это был для меня стресс.

А еще спустя время у отца обнаружили рак легких. Все навалилось как–то сразу. И теперь, когда в семье кому–то нездоровится, мне очень страшно — начинаю думать о самом плохом. Сейчас приболела мама, и опять у меня толчок в негатив.

— Ваш голос, его модуляции и все, о чем вы рассказали, дают возможность предположить тревожно–депрессивное состояние. Без антидепрессанта здесь, пожалуй, не обойтись. Но чтобы он помог, необходимо как минимум 2,5 — 3 недели регулярного приема. При этом, поверьте, эффект будет много лучше, чем от другого средства.

Ксанакс, грубо говоря, помогает, как аспирин, который сбивает температуру, и на время становится легче. В свою очередь, антидепрессант отчасти напоминает антибиотик — он целится в саму причину, а не в следствие. Но в любом случае последнее слово за лечащим врачом, который вас регулярно наблюдает.

Что происходит с мужем?

— Доктор, помогите! Это Светлана из Минска. С мужем совсем неладно. Все время лежит, не вставая, делать ничего не может. Ночи напролет не спит. Продолжается это 1,5 месяца, после того как перенес тяжелую операцию на позвоночнике. С нами почти не разговаривает, замкнулся. Ничто его не радует, слезы на глазах. Уже третий месяц на больничном и вот такое состояние.

— Скажите, Светлана, какая у вас поликлиника?

— Относимся к 35–й.

— Телефон кабинета вашего психотерапевта 201–96–44. Позвоните прямо сейчас, запишите супруга на прием не откладывая. Ситуация требует срочного вмешательства.

Есть все основания предполагать, что у вашего мужа тяжелое депрессивное состояние.

Возможно, врач порекомендует стационарное лечение в отделении неврозов — не отказывайтесь! Сделать это нужно обязательно и побыстрее, потому как тяжесть депрессии может нарастать. Держитесь. Здоровья вашей семье.

Лифт — это… страшно

— Беспокоит Павел из Воложина. У меня такая ситуация. Продали квартиру и с доплатой купили другую в многоэтажке. Три недели назад я застрял в лифте вместе с другими соседями.

Через пару минут стало казаться, что мне не хватит воздуха, сердце заколотилось, пот стал литься ручьями. Испугался, что не выдержу и прямо сейчас умру от инфаркта. После этого в лифт зайти не могу.

Но каждый день туда–сюда не набегаешься, живем мы на 9–м этаже. Доктор, что посоветуете?

— Вы пережили состояние панический атаки, которое возникает у немалого числа людей. После этого многие перестают ездить в метро, лифте, общественном транспорте и пр. Вы должны знать, что от панического приступа не умирают, хоть переносится он крайне мучительно, кажется, порой невыносимо. Есть ощущения, что «вот сейчас умру или сойду с ума».

Ноги ватные, воздуха не хватает, во всем теле дрожь. Этот страх возникает в ситуации, где, как человеку кажется, не будет оказана помощь, если с ним что–то случится. Так развивается агорафобия… Чем это лечится? Современными антидепрессантами последнего поколения.

Кроме того что они повышают уровень нейромедиатора серотонина, с которым связывают чувство радости и уверенности в себе, они еще и снимают повышенную тревожность и возбудимость.

Параллельно с фармакотерапией нужно применять другие методы. Для этого обратитесь к психотерапевту в поликлинику. Доктор научит вас специальным методикам расслабления, тому, как правильно дышать, чтобы приступ не развился. Одним словом, придется всерьез поработать, уделить внимание проблеме. Здоровья вам и уверенности.

Источник: https://www.sb.by/articles/derzhite-nervy-v-uzde.html

Невроз гуру
Добавить комментарий