Признаки циклоидной психопатии

Основные типы акцентуаций характера (продолжение)

Признаки циклоидной психопатии

Циклоидный тип. В детстве не отличаются от сверстников или производят впечатление гипертимов. С наступлением пубертатного периода может возникнуть первая субдепрессивная фаза.

В даль­нейшем эти фазы чередуются с гипертимностью или с относительно ровным настроением. Длительность фаз меняется — сперва дни, затем 1—2 нед.

С возрастом они могут удлиняться или, наоборот, сглаживаться.

В субдепрессивной фазе отмечаются вялость, упадок сил, все валится из рук. Что раньше давалось легко и просто, теперь тре­бует усилий, Труднее становится учиться. Общение с окружающи­ми начинает тяготить, компании избегают. Приключения и риск теряют привлекательность. В такие дни становятся вялыми домоседами.

Мелкие неприятности и неудачи, нередкие в этот период из-за падения работоспособности, переживаются очень тяжело. Хотя на замечания и укоры часто отвечают раздражением, грубостью, но в глубине души от них впадают в еще большее уныние. Чувства безысходной тоски или беспричинной тревоги, как при психотической депрессии, не бывает.

Больше жалуются на скуку. Не приходится также встречать идей самоуничижения.

Однако если в эти дни слышат серьезные нарекания или случаются большие неудачи, особенно если публично унижают их самолюбие, легко могут возникнуть мысли о собственном безволии, неполно­ценности, никчемности и быть спровоцированы острые аффектив­ные реакции с суицидными попытками.

Аппетит часто снижается. Но даже когда он сохранен, любимые кушанья не доставляют прежнего удовольствия. Бес­сонницы у подростков обычно не бывает. Иногда жалуются на то, что стало трудно уснуть с вечера, и почти всегда на вялость и разбитость по утрам.

В период подъема циклоидные подростки выглядят как гипертимные. Бросаются в глаза несвойственные им обычно шутки и желание везде и всюду острить.

Местом наименьшего сопротивления в субдепрессивную фазу является коренная ломка жизненного стереотипа (например, переход от опекаемой школьной учебы к относительной свободе высшего учебного заведения).

Такая ломка может затянуть субдепрессивную фазу.

В этой фазе появляется избирательная чувствительность к укорам, упрекам, обвинениям — ко всему, что способствует возникновению идей самообвинения и самоуни­чижения.

Реакции эмансипации и группирования со сверстниками прояв­ляются во время подъемов и блекнут в субдепрессивной фазе. Хобби отличаются неустойчивостью: в субдепрессивной фазе их забрасывают, а в период подъема возвращаются к ним вновь или находят новые.

Сексуальная активность возрастает в периоды подъема, но в субдепрессивной фазе могут обостриться пережи­вания из-за онанизма. Делинквентность, побеги из дома, токсикоманическое поведение несвойственны.

Алкоголизироваться могут в компаниях во время гипертимной фазы.

Самооценка формируется постепенно, по мере накопления опыта «хороших» и «плохих» периодов. При недостатке такого опыта она может быть неточной.

Наталья В., 15 лет. С детства отличалась большой живостью, активностью, неугомонностью, любила и умела командовать сверстниками. Училась легко, но неровно, временами запускала занятия. Было много разнообразных увлечений — разные виды спорта, художественная самодеятельность, общественная работа.

Всюду добивалась определенных успехов, но затем забрасывала и находила новое хобби. Окончила восьмилетнюю школу и за год сменила два ПТУ. На новом месте поначалу нравилось, но быстро надоедало. Не выносит одиночества, время про­водит в компаниях. Среди подруг и приятелей является неформальным лидером.

Месячные с 12 лет. Физическое развитие с умеренной акселерацией.

С 14 лет на фоне до этого постоянно хорошего настроения появились периоды спада. По нескольку дней подряд (последние полгода до недели и более) с утра чувствует вялость и скуку. В эти дни ничто не занимает, от прежних компаний сторонится, время проводит дома и ничего толком не делает.

Тоски или тревоги не испытывает, но часто появляются мысли о своей вине перед родителями за «преж­нюю несерьезность», вспоминаются всякие неудачи. Работоспособность в это время падает, днем делается сонливой. В то же время всякие замечания в свой адрес переносит тяжело, раздражается («раньше бы отмахнулась»).

За истекший год такие спады повторялись несколько раз, наступали без видимой причины и сами собой проходили. Более продолжительным был спад настроения прошлой весной.

Наряду с этим в последний год отмечены периоды, когда становилась особенно неугомонной и непослушной. В это время начала прогуливать занятия («гулять хотелось»), запускала учебу, бросила прежнее ПТУ. Вечера допоздна проводила в компании с юношами старше себя, заводила сомнительные знакомства. Половую жизнь отрицает. Алкоголь не употребляет, не курит.

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО (проведено в гипертимной фазе) по шкале объективности оценки диагностирован гипертимно-циклоидный тип.

Отмечена склонность к делинквентности при отрицательном отношении к алкоголизации.

Самооценка отражает прежние особенности харак­тера: по шкале субъективной оценки выступали гипертимные, лабильные и неустойчивые черты, отрицаются черты психастенические.

Заключение. Психически здорова. Явная акцентуация по циклоидному типу.

Лабильные циклоиды представляют собой форму акцентуации, промежуточную между типичными циклоидами и лабильными подростками [Личко А. Е., Озерецковский С. Д., 1972]. Фазы здесь очень коротки— 1 —2 дня. В «плохие» дни дурное настроение не сочетается с упадком сил или неудовлетво­рительным самочувствием.

В пределах одного периода возможны короткие перемены настроения, вызванные соответствующими событиями или известиями. Но, в отличие от описываемого далее лабильного типа акцентуации, здесь нет чрезмерной эмоцио­нальной реактивности, постоянной готовности настроения круто меняться от незначительных причин.

Валерий Р., 16 лет. Вырос в дружной семье, привязан к родителям и старшему брату, который служит в армии. С детства был живым, ласковым, общительным, послушным. Учился хорошо.

В последние два-три года стал замечать, что настро­ение у него колеблется: два-три хороших дня, когда чувствует подъем, чередуются с днями «хандры», когда легко раздражается и ссорится, по его словам, появляется «непереносимость замечаний и начальственного тона» — в такие дни предпочи­тает побыть один, нехотя идет в школу, которую вообще любит. Более двух лет влюблен в одноклассницу, очень к ней привязан. Несколько дней назад настроение снова испортилось. Показалось, что любимая девочка заинтересовалась другим мальчиком. Из ревности нарочно сказал ей, что сам полюбил другую — произошел разрыв. Крайне тяжело переживал происшедшее. Все время думал о ней, не находил себе места, тайком плакал, видел ее во сне. Искал сопереживания у приятелей — был поражен их «бесчувствием». По их предложению принял учас­тие в совместной выпивке, но от вина тоска лишь усилилась. Вернувшись до­мой, почувствовал «полную безысходность и одиночество». Когда родители уснули, лёг в горячую ванну и нанес себе несколько глубоких порезов бритвой. От кровотечении потерял сознание. Очнулся на руках отца, который случайно его обнаружил.

В подростковом отделении психиатрической больницы первые три дня оста­вался угнетенным, говорил о нежелании жить. Его любимая девочка разыскала его через справочную скорой помощи и пришла навестить — отказался от свида­ния с ней.

В дальнейшем настроение «само изменилось к лучшему» (психотропных средств не получал), вызвал свою возлюбленную, помирился с ней. Два дня был «подъем» – стал веселым, общительным, подвижным, скучал по школе. В последующем настроение ровное. Критически оценил свой поступок, считает себя виноватым. В беседе обнаруживает эмоциональную лабильность, ищет сопереживания.

Физически развит по возрасту.

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале обьектинной оценки диагностирован лабильно-циклоидный тип. Отмечена психологическая склонность к алкоголизации при отсутствии склонности к делинквентности.

Самооценка — хорошая: по шкале субъективной оценки отмечены лабильные, циклоидные и гипертимные черты, отрицаются черты сенситивные.

Диагноз. Эндореактивная депрессия с суицидной попыткой на фоне лабильно-циклоидной акцентуации характера.

Катамнез. Собран через 2 года. Здоров. Учится в вузе. Повторных суицидных попыток не было. По-прежнему отмечает изменчивость настроения.

Циклоидной психопатии не существует. При резко выражен­ной циклоидности возникает циклотимия, которую правомерно рассматривать как легкую форму маниакально-депрессивного психоза. Сама циклоидная акцентуация может быть фоном, благоприятствующим развитию как этого, так и шизоаффективного психозов.

В некоторых случаях с возрастом черты циклоидности могут сглаживаться.

гипертимные подростки – предыдущая | следующая – лабильный тип

Подростковая психиатрия. .

Источник: https://vprosvet.ru/biblioteka/cikloidnost/

Циклоидная психопатия. Сенситивная психопатия – Портал о скорой помощи и медицине

Признаки циклоидной психопатии

Циклоидная психопатия рельефно проявляется в под­ростковом возрасте, когда становятся заметными нару­шения душевного равновесия с волнообразной сменой веселости и хандры.

Именно в пубертатном возрасте неред­ко происходит превращение веселых оптимистов в мрачных пессимистов и наоборот — неуклюжий застенчивый ребе­нок становится блестящим, талантливым, остроумным юно­шей.

Сменяющие друг друга подъемы и спады настроения продолжительностью от 2-3 дней до нескольких недель мо­гут остаться на всю жизнь, усиливаться весной или осенью. Аффективные колебания, свойственные циклоидной пси­хопатии как аномальной личности, как бы глубоки они ни были, не достигают психотического уровня.

Психотический уровень, как ранее обсуждалось, — это новое качество, при котором веселость неомрачаема, а тоска непонятна. Стержневые особенности циклоидной личности (независи­мо от эмоционального фона) — естественность чувств, лег­кость в общении, откликаемость, дружелюбие — вызывают ответную симпатию.

У эмоционально-лабильных (реактивно-лабильных) психопатов, в отличие от циклоидных, настроение меняет­ся не беспричинно, но по самым незначительным поводам от беззаботного веселья до глубокого отчаяния много­кратно в течение дня.

Любой пустяк приводит в уныние, и любой пустяк утешит. Из-за подвластности настроению и ситуации их система общения весьма неустойчива, а реали­зация социальных возможностей ограниченна.

Серьезные неприятности, большие потери и разочарования могут вы­звать реактивные расстройства в виде депрессий и невроти­ческих состояний.

У описанных личностных типов характер теснее, чем у других, сцеплен с темпераментом и эмоциональным тоном. То же относится к эпилептоидным личностям.

Сенситивная психопатия. Ведущие черты характера у представителей этого типа личности — чрезвычайная рани­мость, впечатлительность, обидчивость, из-за которых им особенно трудно в младших классах, где они нередко ста­новятся объектом насмешек и преследований со стороны одноклассников.

У них рано формируется чувство долга, ответственности. В подростковом периоде из-за свойствен­ного им комплекса неполноценности боятся публичных выступлений, тяжело и подолгу переживают упреки со сто­роны уважаемых ими людей.

Для считающих справедливой формулу «в другом увидеть можно лишь то, что есть в тебе» понятна отзывчивость и чуткость сенситивных к чужим бо­лям и обидам. При наличии, конечно, изначальной добро­ты. Иногда они пытаются скрыть робость и застенчивость, надевая маску чрезмерной общительности и даже развяз­ности.

Внешняя суровость или подчеркнутая суховатость нередко всего лишь форма защиты нежной и ранимой души. Крайне чувствительны к замечаниям, касающихся их внеш­ности, особенно при наличии даже малозаметного дефекта.

Пытаются, чаще без успеха, компенсироваться именно в той области, где чувствуют свою слабость (занятия силовы­ми или опасными видами спорта и пр.). Нередко стремятся выполнять общественную работу, хотя фактическими ли­дерами не являются. К нарушениям поведения не склонны.

Фобические неврозы, реактивные депрессии и параноиды нередко формируются на основе сенситивной психопатии. Глупцы среди сенситивных личностей, как и среди психасте­ников, — явление сравнительно редкое. Возможно, потому, что ранимым и обижаемым чаще приходится с грустью за­думываться о жизни. Способствуют этому врожденная их склонность к размышлениям и среда, обычно враждебная к слабым и «сильно умным».

При психастенической психопатии отмечаются вы­раженная склонность к тревожным опасениям и особая мнительность. Это именно априорная тревожность, не связанная с психотравмирующим опытом. Она может вы­ражаться в боязни темноты и одиночества, животных и людей, грозы и пр.

Психастеники боятся нового, чрезмер­но волнуются о здоровье и благополучии близких и своем собственном. Особенно отчетливыми психастенические черты становятся при поступлении в школу, когда начи­нают предъявляться требования к чувству ответствен­ности.

Неуверенность и сомнения в том, правильно ли он решил задачу или вел себя в той или иной ситуации, долго не оставляют психастеника и временами становятся му­чительными. То же относится и к намечаемым мероприя­тиям. Взвешивание доводов за и против, борьба мотивов занимают столь много места и времени, что дело так и не начинается.

Психастеник предпочитает, чтобы решение за него принимали другие, но уж если оно принято, то стре­мится выполнить его скорее, так как ожидание не менее мучительно, чем необходимость принятия решения. К по­ловому созреванию тревожная мнительность усиливается, появляются ипохондричность, склонность к образованию навязчивостей.

Навязчивыми становятся не только со­мнения и опасения, но и мысли, и действия, нередко при­обретающие характер защитных ритуалов. Психастеникам свойственны аккуратность и приверженность к порядку и режиму, они исполнительны, но самостоятельная деятель­ность, тем более ответственность за других, может быть причиной декомпенсаций.

Склонность к самоанализу и самокопанию, к размышлениям на метафизические темы заставляет подростка-психастеника ставить перед собой вопросы о смысле жизни, анализировать другие абстракт­ные категории. Несоответствие между идеалами и действи­тельностью может привести к глубокому разочарованию в жизни и попыткам ухода из нее.

Воспитание в условиях повышенной моральной ответственности, чрезмерные ожи­дания родителей и неспособность оправдать их могут стать у подростка-психастеника звеньями механизма развития невроза навязчивых состояний, ипохондрического невроза, психосоматических заболеваний.

Источник: https://www.03-ektb.ru/150-book/detskaya-i-podrostkovaya-psikhologiya/psikhopatii/6443-tsikloidnaya-psikhopatiya-sensitivnaya-psikhopatiya

Невроз гуру
Добавить комментарий