Психологические механизмы формирования невроза

Механизм формирования невротических расстройств (часть 1)

Психологические механизмы формирования невроза

С рождения и до достижения самостоятельности между миром и маленьким человеком стоят его родители, близкие родственники и семья в целом.

Это означает огромную ответственность родителей не только за своего ребёнка, но и перед своим ребёнком.

Ответственность за то, как родители демонстрируют перед ним жизненные порядки, как они показывают своему отпрыску взаимоотношения человека и окружающей реальности, как они учат ребёнка строить отношения с другими людьми.

Крайне редко родители целенаправленно учат ребёнка жизни, чаще всего обучение протекает скрыто, ребёнок усваивает эту науку через то как родители сами реагируют на окружающую реальность, на других людей и на своего ребёнка. Обучение жизни встраивается в саму жизнь, и в этом плане оно всецело основывается на созданном родителями психологическом климате в семье.

Нельзя недооценивать абсолютную зависимость ребёнка с рождения и до достижения самостоятельности. Наше общество искусственно завышает порог достижения самостоятельности, что негативно сказывается на обществе в целом.

Сегодня как никогда становится очевидной тенденция к инфантилизации общества, всё больше молодых людей отказываются быть взрослыми, даже когда наступает юридическая и биологическая зрелость, они стремятся продолжать зависимое существование.

И у этого есть свои причины.

Будучи зависимым, ребёнок учится двум важным вещам: он не имеет власти изменять себя и окружающее пространство, он свободен от ответственности за свои поступки.

Достижение самостоятельности предполагает освоение двух противоположных вещей: человек получает власть над собой и над окружающей реальностью и принимает ответственность за себя и свои поступки.

Взрослые инфанты, как сейчас представляется, выбирают снятие с себя ответственности за свою жизнь и отказываются от власти над собой. Надо сказать, что это явление не было бы возможным, если бы некоторые родители явно или неявно не поощряли бы зависимое поведение своих детей.

Сейчас юридическая зрелость в России наступает в 18 лет, всё это время человек считается ребёнком, лишённым власти даже распоряжаться собой, в то время как его личность претерпевает многократные преобразования. Гораздо раньше 18-ти лет ребёнок осознаёт, что способен руководить собой, но родители требуют беспрекословного подчинения.

Не в этом ли причина подростковых бунтов против родителей? Осознав наличие собственной воли, дети пытаются организовать «революцию» против своих родителей, которые «узурпировали» власть над ними.

Но закон неумолим: до 18-ти лет молодой человек остаётся ребёнком со всеми вытекающими последствиями.

Таким образом, ребёнку приходится либо ломать семью (побег из дома, бродяжничество, подростковая наркомания), либо ломать себя, подстраиваясь под семью. Надо ли говорить, что чаще происходит второе?

Всем ясно, что подчинённого ребёнка гораздо легче контролировать, чем свободолюбивого. Родители, пребывая в постоянном страхе за ребёнка, всячески поощряют его несамостоятельность и осуждают проявление его сильного «Я».

Представьте, что это продолжается на протяжении всей сознательной жизни человека, он просто не знает альтернатив, не понимает как может быть иначе.

Это наносит практически непоправимый урон личности ребёнка и является камнем преткновения в развитии невротических расстройств.

Вернёмся в раннее детство. Родители в это время подобны богам, всё, что исходит от родителей принимается ребёнком как правильное, истинное и не подлежащее сомнению.

Ребёнок ощущает, что родители — это те люди, которые определяют будет ли ребёнок здравствовать или же ребёнку будет плохо. Именно поэтому формируется сверхзначимость для ребёнка благорасположения своих родителей.

Фактически, любое проявление отвержения со стороны родителей воспринимается ребёнком как угроза его жизни.

Он ещё не способен улавливать социальной подоплёки в том, что, что бы ребёнок ни сотворил, родители никогда его не бросят, так как бросать детей на произвол судьбы сейчас считается социально неприемлемым, если даже не принимать во внимание глубинные родительские чувства, которые также не позволят им расстаться с ребёнком. Он не знает всего этого и всерьёз верит, что если родители не будут им довольны, ему конец.

Взросление не обходится без того, чтобы ребёнок не начал проявлять свою индивидуальность. С самого раннего проблеска сознания и далее по нарастающей ребёнок начинает понимать, что он всё-таки способен влиять на ход событий.

И он хочет пользоваться своими новыми возможностями всё чаще и чаще. В это время родители стараются установить для ребёнка множество правил, границ и запретов, которые он, в силу своей тотальной зависимости, обязан соблюдать беспрекословно.

Запретить проще и быстрее, чем научить.

Конечно, ребёнок всё ещё имеет желание действовать, но теперь он идёт против воли своих родителей, которые, несомненно из лучших воспитательных побуждений, постараются пресечь любые попытки выхода ребёнка за установленные рамки.

«Дома будешь в девять и точка!», — говорят родители. Ребёнок заигрался с друзьями, ему было весело целый день и он довольный возвращается домой в десять. И на него сразу же обрушивается поток брани: «Где ты был?! Мы тебя везде искали! Эгоист! Совсем не думаешь про нас, мы беспокоились, места себе не находили! Ты наказан!»

Возникает конфликт, на одной стороне которого всесильные всемогущие идеализированные родители а на другой зависимый, беспомощный перед ними ребёнок. В этой ситуации ему приходится выбирать кто прав, а кто виноват.

Фигура родителей не подвергается никакому осуждению, потому что в представлении ребёнка родитель идеален и не имеет недостатков, всегда прав. Остаётся только сам ребёнок.

И он, «вполне логично», заключает, что виноват он сам, что он плохой и расстраивает родителей, что если он не исправится, то родители откажутся от него и ребёнок пропадёт.

Здесь родители часто подливают масла в огонь, критикуя ребёнка и разнося в пух и прах те его личностные качества, которые привели к преступлению ребёнком заветов родителей.

Под прицел попадает инициативность, самостоятельность, наличие собственного мнения, спонтанность, искренность (если ребёнок сам рассказал о каком-то случившемся с ним негативном эпизоде), ощущение уверенности и всё остальное, что позволило ребёнку проявить свою волю.

Все эти лучшие качества, так необходимые человеку во взрослой жизни, омрачаются в глазах ребёнка. Он понимает, что если он будет и дальше обладать такими качествами, то он не выживет.

Стоит отметить, что всё это происходит не из-за одного эпизода (не из-за одного конфликта с родителями), а из-за серии однотипных воспитательных приёмов, используемых родителями против своего ребёнка. То есть виной всему воспитательная тенденция, порядок применения наказаний и поощрений, принятый в семье, а не единственный конфликт.

Начинается формирование первичной защиты в зависимости от того какие качества были названы родителями как нежелательные.

Чаще всего, ребёнок бросает любые попытки проявить инициативу, так как понимает, что она более чем наказуема, отказывается от общения со сверстниками, так как больше не может постоять за себя, ведь его защита была сломлена, замыкается в себе, чтобы более не вызывать пристального внимания к своей персоне.

Наступает время относительной зрелости, когда подросток, по мнению родителей, уже может делать отдельные вещи самостоятельно. У него появляется длинный список обязанностей, но прав, к сожалению, у него также как и в раннем детстве немного.

Теперь родители хотят видеть в своём ребёнке лидерские качества, проявление инициативы и самостоятельности, умение постоять за себя и способность стать опорой и поддержкой своим родителям.

Но ничего этого нет, так как все эти черты характера были беспощадно «выжжены» родителями уже давно.

«Что? Тебя побили и отобрали плеер? И ты не дал им сдачи? Ну и что, что их было двое?! Что ты ревёшь как девчонка! Я тебя не так воспитывал! Иди ищи их, и пока не вернёшь плеер, чтобы я тебя не видел!» Ребёнок надеется на защиту и утешение, он делал всё как ему говорили родители, был тем, кем они его хотели видеть, но вместо этого он получает новую порцию оплеух от своего отца и отвергается им как плохо воспитанный сын, а также изгоняется из безопасного места обратно в мир полный угроз и боли.

Снова возникает состояние конфликта. Родители, конечно же, не помнят что стало причиной отсутствия у ребёнка самостоятельности, они-то всегда видели в нём только послушного сына или дочь, каким ему (ей) и подобало быть.

Они не понимали, что если ребёнок во всём согласен с родителями он будет «во всём согласен» со всеми людьми, вне зависимости от того делает ли человек для ребёнка благо или же отбирает это благо у него.

У такого ребёнка просто нет способа защититься, любая агрессия по отношению к обидчику тщательно подавляется, так как в сути своей напоминает ребёнку про ужас отвержения и угрозы жизни.

Парадоксальная ситуация складывается потому, что глубинные невротические мотивы ухода от столкновения намного сильнее, чем страх потерять какие-либо материальные ценности или моральный облик перед окружающими.

Но это совсем не значит, что уходя от столкновений и получая насмешки за свою трусость, ребёнок совсем не переживает по этому поводу. Он не подозревает о том, какие силы заставили его уйти и подчиниться в очередной раз.

Всё, что он видит, так это то, что он неудачник, изгой и слабак. К прежним негативным мыслям о себе ребёнок добавляет ещё и эти.

Каждый такой эпизод укрепляет его в мысли, что он сам ничтожнейшее из ничтожеств, недостойный жить на одной планете с людьми гораздо выше его по ценности.

Опять же, масла в огонь подливают родители, которые теперь винят ребёнка в несамостоятельности, потере социального статуса и чести семьи, им неприятно осознавать, что именно они вырастили рохлю и тогда в ход идут угрозы и требования во что бы то ни стало измениться, приобрести недостающие лидерские качества и научиться оказывать отпор, когда это требуется. В худшем случае, родители сами начинают издеваться над ребёнком, подтрунивая над его слабостями, в тайне надеясь, что ребёнку надоест это терпеть и он изменит своё поведение на желательное.

Ни в том, ни в другом случае ребёнок не сможет справиться с натиском с двух сторон. Единственное, в чём он теперь нуждается, это защита от внешнего мира, от всего, что потенциально может принести ему боль.

И то, как он справится с этим, и будет составлять ядро его невротического расстройства. Потому что невроз – это всегда попытка защитить себя, сущность невроза составляют невротические защиты, сформированные ещё во времена первых конфликтов с родителями.

Подробнее о невротических защитах и взрослой жизни невротика читайте во второй части статьи.

Источник: http://www.nevroz.info/teoria_nevrozov/mehanizm-formirovaniya-nevrozov-part-1/

Механизм развития неврозов у детей

Психологические механизмы формирования невроза

31 Механизм развития неврозов у детей

Невроз – это обратимое расстройство психического состояния человека, без искажения картины мира. Опасность этого заболевания кроется не в его тяжести, а в отношении к нему.

Большинство родителей просто не обращают внимание на первые признаки неврозов или нервных расстройств у своих детей, вторая часть если и обращает внимание, то относится достаточно поверхностно (само пройдет), и лишь незначительная часть предпринимает реальные действия для исправления положения.

Какие бывают неврозы:

1.

Невроз страха. Характерно приступообразное возникновение страхов, особенно при засыпании. Приступы страха продолжаются 10-30 мин., сопровождаются выраженной тревогой, нередко аффективными галлюцинациями и иллюзиями, вазовегетативными нарушениями.

страхов зависит от возраста.

У детей предшкольного и дошкольного возраста преобладают страхи темноты, одиночества, животных, которые напугали ребенка, персонажей из сказок, кинофильмов или придуманных родителями с «воспитательной» целью («черный дядька» и др.)

2. Невроз навязчивых состояний. Отличается преобладанием разнообразных навязчивых явлений, т.е. движений, действий, страхов, опасений, представлений и мыслей, возникающих неотступно вопреки желанию.

Основными видами навязчивостей у детей являются навязчивые движения и действия (обсессии) и навязчивые страхи (фобии). Еще более редкой формой контрастных навязчивостей являются навязчивые влечения.

Все эти переживания не реализуются и сопровождаются тревогой и страхом.

3.Депрессивный невроз. Типичные проявления депрессивного невроза наблюдаются в подростковом и предподростковом возрасте.

На первый план выступает подавленное настроение, сопровождающееся грустным выражением лица, бедной мимикой, тихой речью, замедленными движениями, плаксивостью, общим снижением активности, стремлением к одиночеству.

В высказываниях преобладают психотравмирующие переживания, а также мысли о собственной малоценности, низком уровне способностей. Характерны снижение аппетита, уменьшение массы тела, запоры, бессонница.

4.Истерический невроз. В младшем детском возрасте часто встречаются рудиментарные моторные припадки: падения с криком, плачем, разбрасыванием конечностей, ударами об пол и аффект-респираторные приступы, которые возникают в связи с обидой, недовольством при отказе выполнить требование ребенка, наказании и т.д.

5.Неврастения (астенический невроз). Возникновению неврастении у детей и подростков способствуют соматическая ослабленность и перегрузка различными дополнительными занятиями. Наблюдается вегетососудистая дистония, сниженный аппетит, расстройства сна. У детей более младшего возраста отмечаются двигательная расторможенность, неусидчивость, склонность к лишним движениям.

6.Ипохондрический невроз. Невротические расстройства, в структуре которых преобладают чрезмерная озабоченность своим здоровьем и склонность к необоснованным опасениям по поводу возможности возникновения того или иного заболевания. Встречается в основном у подростков.

Системные невротические проявления.

7. Невротическое заикание. У мальчиков заикание возникает значительно чаще, чем у девочек. Расстройство в основном развивается в период становления речи (2-3 года) или в возрасте 4-5 лет. Причинами невротического заикания могут быть острые, подострые и хронические психические травмы.

8.Невротические тики.

Объединяют разнообразные автоматизированные привычные движения (мигание, наморщивание кожи лба, крыльев носа, облизывание губ, подергивание головой, плечами, различные движения конечностями, туловищем), а также «покашливание», «хмыкание», «хрюкающие» звуки (респираторные тики), которые возникают в результате фиксации того или иного защитного движения, первоначально целесообразно. В части случаев тики относят к проявлениям невроза навязчивости. Часты сочетания с невротическим заиканием и энурезом.

9.Невротические расстройства сна. У детей и подростков встречаются весьма часто, однако изучены недостаточно.

Выражаются нарушениями засыпания, беспокойным сном с частыми движениями, расстройством глубины сна с ночными пробуждениями, ночными страхами, яркими устрашающими сновидениями, а также снохождениями и сноговорениями. Ночные страхи, встречающиеся в основном у детей дошкольного младшего школьного возраста.

10.Невротические расстройства аппетита (анорексия). Характеризуются различными нарушениями пищевого поведения в связи с первичным снижением аппетита. Чаще всего наблюдается в раннем и дошкольном возрасте.

Непосредственным поводом к возникновению невротической анорексии часто является попытка матери насильно накормить ребенка при его отказе от еды, перекармливание, случайное совпадение кормления с каким-либо неприятным впечатлением (испуг, связанный с тем, что ребенок случайно подавился, резкий окрик, ссора взрослых и т.п.).

11.Невротический энурез. Неосознанное пускание мочи, преимущественно во время ночного сна. В этиологии энуреза, помимо психотравмирующих факторов, играют роль невропатические состояния, черты торможения и тревожности в характере, а также наследственность.

Ночное недержание мочи учащается при обострении психотравмирующей ситуации, после физических наказаний и т.п. Уже в конце дошкольного и начале школьного возраста появляются переживание недостатка, пониженная самооценка, тревожное ожидание нового пускания мочи. Это нередко ведет к нарушениям сна.

Как правило, наблюдаются другие невротические расстройства: неустойчивость настроения, раздражительность, капризность, страхи, плаксивость, тики.

12 .Невротический энкопрез. Проявляется в непроизвольном выделении незначительного количества испражнений при отсутствии поражений спинного мозга, а также аномалий и других заболеваний нижнего отдела кишечника или сфинктера анального отверстия

13. Патологические привычные действия. Наиболее распространенными являются сосание пальцев, кусание ногтей (онихофагия), генитальные манипуляции (раздражение половых органов.

Реже встречаются болезненное стремление выдергивать или выщипывать волосы на волосистой части головы и бровях (трихотилломания) и ритмическое раскачивание головой и туловищем (актация) перед засыпанием у детей первых 2 лет жизни.

Причины невроза:

Основной причиной неврозов является психическая травма, но такая прямая связь наблюдается сравнительно редко.

Возникновение невроза обусловлено часто не прямой и непосредственной реакцией личности на неблагоприятную ситуацию, а более или менее длительной переработкой личностью сложившейся ситуации и неспособностью адаптироваться к новым условиям. Чем больше личностная предрасположенность, тем меньшая психическая травма достаточна для развития невроза.

Итак, для возникновения невроза имеют значение:

1.

факторы биологической природы: наследственность и конституция, перенесенные заболевания, беременность и роды, пол и возраст, особенности телосложения и т.д.

2. факторы психологической природы: преморбидные особенности личности, психические травмы детского возраста, ятрогении, психотравмирующие ситуации.

3. факторы социальной природы: родительская семья, сексуальное воспитание, образование, профессия и трудовая деятельность. Важными факторами при формировании невроза являются обще-истощающие вредности: Длительное недосыпание Физические и умственные перегрузки

32.Профилактика наркоманий и формы оказания помощи наркоманам

Профилактика злоупотребления веществом традиционно разделяется на три этапа. Первый – первичная профилактика, которой свойственно избежание злоупотребления наркотиками до того, как у злоупотребления вообще появится шанс иметь место. Вторичная профилактика имеет дело с уже начавшимся злоупотреблением.

Этот тип профилактики аналогичен раннему лечению, когда проблемы с наркотиками только всплыли на поверхность. Вторичная профилактика часто используется законной системой, ответственной за неправильное употребление веществ.

К примеру, человека, арестованного за вождение в нетрезвом виде, могут направить на специальные курсы, обучение на которых должно предотвратить повтор ситуации. В некоторых частях США так поступают с малолетними правонарушителями, задержанными за хранение наркотиков. В обоих случаях делается акцент на уничтожение проблемы в зародыше.

Главным в таких усилиях является раннее выявление подобных проблем. Третья форма профилактики, которая называется третичной, заключается в лечении людей, уже в полной мере употребляющих наркотики и уже полностью зависимых от них. Ее цель заключается в прекращении употребления наркотиков и избежание дальнейших ухудшений в организме человека.

Третичная профилактика и лечение наркомании совпадают, но о профилактике обычно говорят когда инцидент случается впервые, а о лечении, когда случаются рецидивы. В оставшейся части главы сфокусируем свое внимание на первичной и вторичной профилактике.

Существует несколько основных направлений совместной деятельности медицинских работников и специалистов по социальной работе для достижения поставленных целей· формирование у больного осознанной стабильной мотивации или установки на окончательный отказ от потребления наркотических средств, на активное включение и реабилитационный процесс;

· осуществление комплекса лечебно-психолого-терапевтических мероприятий, направленных на дезактуализацию влечения к наркотикам, предотвращение рецидивов болезни;

· редуцирование поведенческих, аффективных, интеллектуальных расстройств, развившихся или усугубившихся в процессе болезни;

· укрепление здоровья больного на основе обучения навыкам здорового образа жизни;

· коррекция структуры личности больного для обеспечения позитивного личностного развития;

· повышение уровня социального функционирования больного, формирование или восстановление позитивных семейных и средовых связей;

· достижение реального материального самообеспечения пациента на основе закрепления навыков системной занятости, образовательно-профессиональной подготовки.

Для более эффективного воздействия на больного лечение и социальная реабилитация наркоманов должны проводиться в учреждениях закрытого типа и в течение длительного периода времени (до двух лет). При этом они должны строиться на неукоснительном соблюдении следующих принципов:

1.

Максимальная индивидуализация реабилитационных технологий: первая ступень – определение индивидуальных условий прохождения курса лечения и реабилитации каждого наркомана (стационарные, полустационарные или амбулаторные программы), клинических особенностей заболевания, социальных осложнений, вызванных употреблением наркотиков, определение особенностей структуры личности, макросоциального окружения зависимого. Вторая ступень – анализ собранной информации, составление индивидуального профиля каждого наркомана и включение его в подходящую по этим параметрам программу реабилитации.

2. Комплексный подход к лечению и реабилитации. Наркологические заболевания у каждого конкретного зависимого состоят из одних и тех же составляющих (биологические и социально-психологические), но удельный вес этих составляющих различен.

Одни больные имеют биологическую предрасположенность к наркотической зависимости, а другие втягиваются в процесс злоупотребления под влиянием среды, то есть на первом месте у них стоят социально-психологические факторы.

Но, тем не менее, независимо от преобладания тех или иных факторов, на всем протяжении реабилитационного воздействия оно должно быть комплексным, включая в себя медикаментозное, психотерапевтическое и социальное воздействие, причем продолжительность частей реабилитационного процесса у разных наркоманов разная.

… является единственным условием для мощной и быстрой трансформации – возрождения личности. 2.  Организационные подходы к психолого-социальной работе в специализированных учреждениях 2.

1  Характеристика специализированных учреждений, осуществляющих психосоциальную помощь Система социальной работы, являясь общественной исторической системой, относится к классу сложных, открытых систем.

Как …

… , социализации, реабилитации (в том числе социально-трудовой, творческой), интеграции психически больных людей в общество.

Глава II Эмпирическое исследование психосоциальной работы с пациентами психиатрической больницы   2.

1 Ход и организация исследования   В исследовании была выдвинута следующая гипотеза: отсутствие психосоциальной работы с психически больными людьми способствует искажению …

… населения, которая в данный момент времени находится в трудной жизненной ситуации.

Основные методы психосоциальной работы: психотерапевтическая беседа как метод индивидуальной работы с клиентом и ведение групп как метод групповой работы с сообществом: семьей, группой, коллективом.

психологической помощи заключается в обеспечении эмоциональной, смысловой и экзистенциальной поддержки ( …

… воздействия» и прочее можно использовать в работе с детьми в психосоциальной работе с девиантными и деликвентными детьми в процессе коррекции их поведения.

[9] Заключение Подводя итог изложенное в работе, можно сделать вывод, что стратегия психосоциальной работы с семьями и детьми должна строиться исходя из принципа взаимосвязи внутренней (интрапсихической) и внешней (психосоциальной) дете

Источник: https://www.KazEdu.kz/referat/139366/17

Роль психологических факторов в формировании невроза

Психологические механизмы формирования невроза

Неврозы – основная группы психогенных заболеваний человека. Учение о неврозах исторически характеризуется  двумя тенденциями.

Одни исследователи исходят из признания того, что существование невротических феноменов полностью детерминировано определенными патологическими механизмами чисто биологической природы, хотя и не отрицают роли психической травмы в качестве пускового механизма и возможного условия возникновения заболевания. Однако сама психотравма при этом выступает как одна из возможных и равноценных экзогений, нарушающих гомеостаз. Такое понимание психогенного характера заболевания даже в случае его признания является весьма ограниченным. Последователи другой позиции, исходят из предположения о том, что вся клиническая картина невроза может быть выведена из одних лишь психологических механизмов.

Хорошо известны неадекватные попытки позитивной диагностики неврозов, идущие от фрейдизма и генетически связанных с ним концепций.

Общее, что их объединяет,- это представление о неврозе и его психогенезе как о материализации вытесненных в бессознательное биологических влечений, прежде всего сексуальных и агрессивных, при игнорировании реальной ситуации и социально значимых личностных характеристик.

В последние десятилетия некоторые специфические представления о природе неврозов в зарубежной психоневрологии связаны с бихевиоризмом, экзистенциализмом, гуманистической психологией и др.

В распространенной в настоящее время во многих западных странах концепции бихевиортерапии отрицается существование невроза в качестве самостоятельной нозологической единицы. С точки зрения бихевиористов реально существуют лишь отдельные невротические симптомы как результат неправильного процесса научения при этом также игнорируется роль сознательных социальных факторов личностного функционирования.

Еще дальше идут экзистенциалисты, для которых неврозы вообще не являются болезнью, имеющей свои нейрофизиологические механизмы. Подобно другим психическим расстройствам, невроз представляет собой только одного из представителей гуманистической психологии, невроз – следствие неудовлетворения имманентно присущей каждому человеку потребности в самоактуализации.

В отечественной литературе понятие позитивной диагностики неврозов, основанное на материалистической психологии и физиологии, представлено главным образом в трудах В.Н.Мясищева (1960).

Сущность позитивной диагностики, тесно связанная с его патогенетической концепцией неврозов, вытекает из признания содержательной природы категории , включающей в себя следующие основные положения: 1) психогенетика связана с личностью больного, с психотравмирующей ситуацией, трудностью этой ситуации, с неспособностью личности в данных конкретных условиях самостоятельно разрешить ее; 2) возникновение и течение невроза связаны с патогенной ситуацией и переживаниями личности; наблюдается определенное соответствие между динамикой состояния больного и изменениями психотравмирующей ситуации; 3) клинические проявления невроза по своему содержанию в определенной степени связаны с психотравмирующей ситуацией и переживаниями личности, с основными наиболее сильными и глубокими ее стремлениями, представляя аффективную реакцию, патологическую фиксацию тех или иных ее переживаний; 4) отмечается более высокая эффективность психотерапевтических методов по отношению ко всему заболеванию и отдельным его клиническим проявлениям сравнительно с биологическими воздействиями.

Подчеркнутая выше сложность природы невроза в полной мере раскрывает и трудности его определения. Невроз – психогенное (как правило, конфликтогенное) нервнопсихическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особенно значимых жизненных отношений человека, проявляется в специфических клинических феноменах при отсутствии
психотических явлений.

Невроз характеризуется, во-первых, обратимостью патологических нарушений, независимо от его длительности, что соответствует пониманию невроза И.П.

Павловым как срыва высшей нервной деятельности, который может продолжаться дни, недели, месяцы и даже годы; во-вторых, психогенной природой заболевания, которая, согласно В.Н.

Мясищеву, определяется существованием содержательной связи между клинической картиной невроза, особенностями системы отношений и патогенной конфликтной ситуацией больного; и, в-третьих, специфичностью клинических проявлений, состоящей в доминировании эмоционально-аффективных и соматовегетативных расстройств.

До настоящего времени не решен окончательно вопрос о так называемых системных неврозах, иными словами, первичных психогенных нарушениях высшей нервной деятельности локального характера, определенной структуры корково-подкорковой системы головного мозга, обусловливающих избирательное расстройство функциональной деятельности отдельных анатомофизиологических систем – сердечно-сосудистой, пищеварительной, дыхательной и др.

Необходимость выделения системных неврозов обосновывают в своих работах В.Н.Мясищев (1959), И.М.Аптер (1964) и др. Вместе с тем системные неврозы в качестве отдельной формы указывают в своих классификациях лишь немногие авторы . Системный невроз, как отмечает И.М.Аптер (1966), понятие
динамическое.

На практике чаще всего психогенное расстройство, возникнув первоначально как системное, перерастает в общий невроз, и, напротив, в клинической картине общего невроза со временем определяющее значение может приобретать расстройство преимущественно какой-либо одной системы.

С учетом этого на данном этапе клинико-патогенетического изучения проблемы системные нарушения, по-видимому, целесообразнее рассматривать в качестве синдромов общего невроза.

В отличие от неврозов под психопатиями, как врожденными, так и приобретенными следует понимать более или менее стабильное, постоянное для личности патохарактерологическое состояние, хотя и имеющее свою динамику. Когда же говорят о невротическом развитии, то имеют в виду формирование характерологических изменений личности в период или после невроза, которые могут постепенно переходить в ту или иную форму психопатии.

Роль психологических факторов в этиологии неврозов. В настоящее время в мировой литературе наибольшее распространение получают концепции полифакторной этиологии неврозов, т.е. признание того положения, что в их возникновении и развитии диалектически взаимодействуют биологические, психологические и социальные механизмы.

Необходимо подчеркнуть трудность получения данных, касающихся роли того или иного этиологического фактора при неврозах.

Хотя психотравматизация – ведущая причина невроза, ее патогенное значение определяется сложнейшими взаимоотношениями с множеством других предрасполагающих условий (генетически обусловленная и ), являющихся результатом всей жизни человека, истории формирования его организма и личности.

Значение преморбидных особенностей личности в механизмах развития неврозов.

Личностному преморбиду больных неврозами и особенностям уже сформировавшейся невротической личности посвящена большая литература, в которой акцентируется внимание как на общих чертах личности, предрасполагающих к возникновению невроза, так и на чертах, специфичных в той или иной мере для отдельных форм и синдромов неврозов

Если идти по пути сближения психогенных декомпенсаций психопатий с неврозами в узком смысле слова , то, естественно, что в случае психопатий невроз выступает как рецидивирующее заболевание, так как психогенные срывы могут возникать в обычных жизненных условиях, становясь как бы предпочтительным типом реагирования . У человека же без психопатических особенностей невроз может быть и единственным эпизодом в жизни, возникающим, однако, под влиянием действительно патогенной психотравмирующей ситуации.

При стрессе, вызванном сверхсильными психотравмирующими факторами (это показано, например, F.Hoeking, 1971), даже наименее предрасположенные к невротизации лица, могут проявлятьне вратические реакции.

Таким образом, если сверхсильиый психотравмирующий фактор может привести к невротическому срыву у любого человека, то характер, форма его зависят не только от патогенного фактора, но и от индивидуального предрасположения и особенностей данной социальной среды.

Еще более сложным,  является вопрос о роли в генезе неврозов крайних вариантов нормы – представления о которых вслед за К.Leonhard (1964, 1968), предложившим термин акцентуции характера, в отечественной психиатрии успешно разрабатывал А.Е.Личко (1977). Акцентуации характера, по А.Е.

Личко (1979),- это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.

Как и в случае психопатий, наличие акцентуаций характера в условиях психотравматизации может стать благоприятной почвой для возникновения неврозов и невротических развитий. 

Таким образом, невротические расстройства – это функциональные расстройства психической деятельности, возникающие как реакция на значимые психотравмирующие события и обусловленные несовершенством механизмов психологической защиты.

Источник: https://students-library.com/library/read/65167-rol-psihologiceskih-faktorov-v-formirovanii-nevroza

Невроз гуру
Добавить комментарий