Учение ганнушкина о психопатиях

Читать

Учение ганнушкина о психопатиях
sh: 1: –format=html: not found

Петр Борисович ГАННУШКИН

КЛИНИКА ПСИХОПАТИЙ: ИХ СТАТИКА, ДИНАМИКА, СИСТЕМАТИКА

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Уважаемый коллега!

Мы рады сообщить Вам, что Издательством НГМД открыта новая серия – «Библиотека медицинской классики». В ней будут издаваться книги, представляющие неослабевающий интерес для практических врачей любого поколения, как заложившие фундамент современной медицинской науки.

Вы открыли книгу выдающегося отечественного психиатра Петра Борисовича Ганнушкина, одного из видных представителей московской психиатрической школы, посвятившего свою жизнь развитию конституционального направления в психиатрии. Автор предлагаемой вниманию читателей книги не дожил до ее выхода в свет. Она была им вычитана и подписана к печати, когда после недолгой болезни он в ночь на 23 февраля 1933 года умер, не увидев ее изданной.

Издательство взяло на себя смелость осуществить переиздание этого труда, во многом определившего представления отечественных психиатров о пограничной психиатрии. Мы постарались донести до читателей последнюю книгу П.Б.

Ганнушкина возможно более близкой к оригиналу (первое издание было выпущено в свет московским кооперативным издательством «Север» в 1933 году), внеся в нее только незначительные корректурные изменения.

Мы ждем от Вас, уважаемый читатель, предложений и пожеланий по изданию других книг в серии «Библиотека медицинской классики».

ПРЕДИСЛОВИЕ

Клиническая психиатрия переживает кризис. Этот кризис неизбежен. Психиатрия – самая молодая и самая сложная отрасль клинической медицины.

Она только что вырвалась из объятий спекулятивного мышления, только что стала на биологическое основание и, твердо держась за эту базу, начала быстро развиваться.

Успехи и достижения клинической психиатрии – и теоретические и практические – очень большие. Однако если многое сделано, то еще больше предстоит сделать.

Если в одной, очень большой своей части, в области так называемых экзогений, клиническая психиатрия самым близким образом подошла к остальной медицине, если в этой группе «экзогенных» (в широком смысле слова) психических заболеваний между психиатрической и терапевтической клиниками нет ни разницы, ни противоречий – ни в смысле изучения материала, ни в смысле методов лечения, – то есть в психиатрической клинике большая группа заболеваний, группа громадного значения, которая по-прежнему навлекает на психиатрию недовольство со стороны соматиков: соматики по-прежнему готовы видеть в психиатрах не биологов, а «психологов» в специфическом смысле этого слова, по-прежнему отказываются от общего языка и даже общего мышления, по-прежнему готовы отрицать за психиатрией право быть отраслью медицины.

Эта группа – группа так называемых конституциональных психопатий.

Эта группа крайне разнообразна, до сих пор она остается крайне разрозненной, она описывается в разных главах и даже в разных томах психиатрических учебников и руководств; в эту группу входят и циркулярный психоз, и паранойя, и истерия, и «психопатические личности», и ненормальные реакции, и половые извращения и т. д.

Было бы очень желательно и совершенно необходимо найти и для этой группы случаев соматическую базу или хотя бы определенные соматические корреляции. В этом отношении делаются многочисленные и исключительные попытки: эти попытки не только делаются, они должны делаться, ибо уже сейчас есть много оснований думать, что эти попытки – скоро ли, поздно ли, – но увенчаются успехом.

Эти попытки делаются решительно во всех плоскостях и направлениях: пытаются изучать и классифицировать психопатии, исходя из самых разнообразных предпосылок – анатомических, физиологических, химических, эндокринологических и др.

Строение тела человека сопоставляют с его «характером»; различают психику ваготоников и симпатикотоников; различают психику людей с преобладанием деятельности коры головного мозга от психики людей, у которых преобладают функции подкорковых областей; даже в пределах одной коры головного мозга выделяют разные типы людей (тип лобный, тип затылочный), пытаются установить различие в психике, если не людей, то животных, исходя из экспериментальных данных об условных и безусловных рефлексах. Ставят психику в связь со свойствами сосудистой системы, с общими свойствами тканей организма, с качеством крови и т. д. Особенно большое поле для выводов подобного рода – выводов не только интересных и заманчивых, но и сплошь и рядом очень серьезных и основательных – дает эндокринная система: говорят о гипертиреоидном и гипотиреоидном темпераментах, о типе тетаноидном и типе базедовоидном, о типах гипогенитальном, гипосупраренальном, гипо – и гиперпитуитарном. Если, с одной стороны, можно это еще раз подчеркнуть, все эти попытки необходимы и в конечном счете приведут к очень определенным и надежным результатам, то, с другой стороны, надо с такою же, если не с большей отчетливостью сказать, что эти попытки пока что еще не дали приемлемого, понятного и хоть сколько-нибудь твердого объяснения тому громадному материалу в этой области, которым располагает клиника. Из этого положения, думается нам, с неизбежностью вытекает другое: пока у нас не имеется определенной соматической базы для изучения конституциональных психопатий, мы должны изучать этот важнейший материал в том аспекте, в котором он доступен и поддается изучению; иными словами, мы должны изучать клинику психопатий. Мы не должны скрывать от себя, но не должны и огорчаться тем обстоятельством, что это наше клиническое изучение психопатий окажется недолговечным, что с течением времени, с прогрессом знания в основе различных психопатий окажутся найденными определенные соматофизиологические моменты, – все же мы и в настоящее время при теперешнем уровне знания должны изучать и систематизировать психопатии, изучать их клинику в ее статическом и динамическом разрезах; мы должны взять всю эту большую группу конституциональных психопатий за одно целое и исследовать эту общую сумму клинических фактов с одних и тех же точек зрения, не разрознивая отдельных ингредиентов этой суммы, а наоборот, всегда сопоставляя одни слагаемые с другими.[1]

В этих вводных соображениях мы бы хотели определенно подчеркнуть, что конституциональные психопатии – как бы ни были разнообразны их проявления – составляют при теперешнем уровне знания одну главу клинической психиатрии.

В этой главе психопат должен изучаться под одним и тем же углом зрения, одними и теми же клиническими приемами. Это – первое.

Второе – психопат должен изучаться как целое, как личность во всей ее полноте, во всем ее объеме; конечно, должны изучаться возможно полнее соматические корреляции этой личности, но их одних пока еще слишком мало; психопат должен изучаться во взаимоотношении с окружающей его средой, во всех его столкновениях с этой средой, во всех его реакциях на нее, во всех противоречиях его психики, но всегда он должен изучаться как нечто единое, целостное. Наконец, психопат должен изучаться не только в течение отдельных, болезненных этапов его жизни, а, по возможности, на протяжении всего его жизненного пути; только тогда можно быть до известной степени гарантированным от всякого рода поспешных выводов и обобщений, только тогда можно отделить временное, случайное, преходящее от постоянного и стойкого. Эти три методологических условия кажутся нам необходимыми при изучении психопатий.

Путь, которым можно идти при изучении этого материала, думается нам, двоякий: один путь, путь испытанный, надежный, давший нам уже блестящие результаты, это – путь от болезни к здоровью, от большой сугубой психиатрии к малой, пограничной, путь, которым до сих пор шла наша дисциплина (и не только она одна) и от которого нет никаких оснований отказываться. Другой путь, если угодно, – обратный: от здоровья к болезни или, вернее говоря, путь, имеющий своим исходным пунктом не население психиатрической больницы, а обычную жизненную среду, обычную жизненную атмосферу; этот путь изучает личность в ее взаимоотношениях с окружающей средой, с акцентом на последней. Результатом чрезмерного увлечения таким взглядом является предложение заменить термин «психопат» термином «социопат», – предложение, на наш взгляд, и неприемлемое, и ничем неоправдываемое, а главное, слишком упрощающее эту столь сложную проблему. На этом втором пути изучения особенно много внимания уделяется вопросам воспитания, быта, профессии, ситуации. Эти два пути совершенно разные, но они не исключают, а дополняют один другой. Второй путь, думается нам, в деле изучения психопатий дал еще очень немного, но некоторые вопросы, поставленные благодаря именно этому пути, и очень интересны, и принципиально важны. Соединить, однако, эти два пути в одном исследовании нам кажется очень затруднительным. В нашей работе мы главным образом исходим из клинического опыта и клинического материала; другими словами, мы идем первым путем, это делает нашу работу несколько односторонней; однако фактор социальный, ситуационный, в широком смысле слова, мы не только не игнорируем, а определенно подчеркиваем и имеем в виду.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=54435&p=1

Вопрос 76. Расстройства личности: триада Ганнушкина, характеристика, диагностика и динамика психопатий

Учение ганнушкина о психопатиях

Психопатии (расстройство личности) – патологические состояния, характеризующиеся дисгармоничностью психического склада и представляющие собой постоянное, чаще врожденное свойство индивидуума, сохраняющееся в течение всей жизни.Психопатические личности – это такие ненормальные личности, от ненормальности которых страдают или они сами, или общество.

Для громадного большинства психопатий характерным является признак недостаточности, дефектности, неполноценности в широком смысле слова.

В основе неспособности психопатов приспособляться к действительности лежит задержка развития – наличие недоразвитого, детского проявления: повышенная внушаемость, склонность к преувеличению и чрезмерно развитая деятельность фантазии у «истеричных» субъектов, эмоциональная неустойчивость – у эмотивно лабильных и конституционально нервных, слабость воли – у неустойчивых психопатов, находящихся во власти аффектов, некритическое мышление – у параноиков и т. д. Такого рода психические дефекты Э. Крепелин объясняет недостаточным развитием тех или других сторон личности и называет частичными, парциальными инфантилизмами (преимущественно – воли и чувства) в противоположность полному, тотальному психическому инфантилизму, находящему свое определенное клиническое выражение в олигофрении.

Триада П.Б. Ганнушкина:

· Постоянство

· Тотальность

· Нарушение социальной адаптации

Характеристика психопатий:

· Тотальность психопатических особенностей личности проявляется в дисгармонии всего психического склада (в отличие от акцентуантов, имеющих отдельные патологическое черты).

· Относительная стабильность. Наличие патологической дисгармонии характера на протяжении всего длинника жизни, отсутствие прогредиентности. В своей динамике не ведет к развитию выраженной личностной деструкции.

· Нарушение социальной, семейной, профессиональной адаптации. Декомпенсация в периоды повышенной психической и эмоциональной нагрузки.

· Дисгармоничность имеет социально-деструктивный характер. При этом внешняя конфликтность отражает внутреннюю.

· Способны иметь к себе критическое отношение. В отличие от невротических нарушений расстройства личности эгосинтонны (индивидуально приемлемы) и не воспринимаются как чуждые, требующие психиатрической помощи.

· К. Шнайдер определял их как лиц, которые «страдают сами и заставляют страдать других».

Диагностика психопатий:

· Как правило в подростковом возрасте (юноши – призыв в армию)

· Клинический метод является наиболее распространенным и пока наиболее точным для определения типов психопатий и акцентуаций характера

· Этот метод слагается из опроса пациента, опроса родителей и сведений от других лиц, осмотра подростка и наблюдения за его поведением

· Личко А. Е. и соавт. «Патохарактерологический диагностический опросник для подростков» (1976) -(ПДО)

В патопсихологическом эксперименте у психопата будут обнаружены признаки Аномально-личностного ППС.

Личностно-аномальный ППС:Ядро – аффективная обусловленность поведения.

Возбудимый вариант ЛА ППС:

Поведение

· Нарушение регуляции и подконтрольности поведения, сначала эмоции, а потом поведение, эмоции обуславливают поведение

· Заострение свойств личности в беседе (!), в анамнезе(!), в проективных (!) методиках, тотальность-стабильность-социальная дезадаптация

· Нарушение аффективного контроля во время эксперимента, неадекватность эмоциональных реакций по интенсивности и длительности

· Трудности переключения от эмоции, захват эмоцией

· Ругает все методики, весь эксперимент и всю больницу, оппозиционно – негативистические или др. искажающие установки в эксперименте, откровенный смех по поводу эксперимента

· Импульсивность в работе, отказы, критика, ирония

· Внезапные отказы, негативизм

· Повышенная конфликтность во время эксперимента

· Внимание и память без нарушений, кроме ослабления волевого компонента

Мышление

· Искажения обобщения в виде несущественных, но личностно значимых признаков (пиктограммы, болезнь: рисуют решетку, объясняет, что болел дядя и я видел больнице решетку)

· Высоко обусловленная аффективность мышления, аффектация

· Нарушение критичности, отстаивают свои ответы или формально соглашаются

· Нарушение контроля эмоций

Тормозимый вариант (торпидный) ЛА ППС, самый сложный в диагностике:

Поведение

· Чаще всего неустойчивая самооценка, ведут себя как тревожные

· Интрапунитивная направленность личности (я такой застенчивый, я такой зависимый, я такой…)

Внимание и память без нарушений

Мышление при общей сохранности категориального строя и динамики мышления встречаются колебания продуктивности, нарушения обобщения по типу актуализации несущественных, личностно-значимых признаков, возможная проекция (главным образом внутренних конфликтов) в ассоциативном эксперименте, методике пиктограмм, в заданиях «рассказ по картинке» и т. п.

Эмоции

· Чувства вины, стыда, тревога

· Эмоции слабые, астенические

· !!! Повышенный Уровень тревожности и значимость оценки эксперементатора

· !!! Аффективная застреваемость на эмоции, успокоить нельзя. Стимулом для работы являются похвала и одобрение, при критике усиливается тревожность и снижаются результаты

· Направленность реакции адекватна, а сила эмоции неадекватна

Источник: https://megaobuchalka.ru/15/19232.html

Невроз гуру
Добавить комментарий