Виды невроза по фрейду

Концепция невроза

Виды невроза по фрейду

В классическом психоанализе выделяют несколько типов неврозов. Психоневроз обусловлен причинами, относящимися к прошлому, и объясним только в терминах личности и истории жизни. Фрейд выделял три типа психоневроза: истерическая конверсия, истерический страх (фобия) и невроз навязчивых состояний.

Симптомы этих неврозов можно интерпретировать как конфликт между «Эго» и «Ид». Именно психоневрозы, с точки зрения Фрейда, обусловлены невротическим конфликтом, то есть бессознательным конфликтом между побуждением «Ид», которое стремится к разрядке, и защитой «Эго», предотвращающей непосредственную разрядку или доступ к сознанию.

Таким образом, конфликт является истерическим только в том случае, если одна его сторона бессознательна и если он разрешается путем применения механизмов защиты,, отличных от сублимации. Симптом при этом рассматривается как осуществление компромисса между подавляемым желанием и требованиями подавляющего фактора.

Возникновение симптома обусловлено символизацией, которую Фрейд характеризовал как «древний, но вышедший из употребления способ выражения». Сложную роль в невротическом конфликте играет «Супер-эго».

Именно «Супер-эго» заставляет «Эго» чувствовать себя виноватым (что сознательно ощущается весьма болезненно) даже за символическую и искаженную разрядку, которая проявляется как симптом психоневроза. Так что в формировании невротического симптома участвуют все части психического аппарата.

Актуальный невроз обусловлен причинами, относящимися к настоящему, и объясним в терминах сексуального поведения пациента. Он является физиологическим последствием нарушений в половом функционировании.

Фрейд различал две формы актуального невроза: неврастению как результат половых излишеств и невроз тревоги как результат отсутствия разрядки полового возбуждения. Нарциссический невроз связан с неспособностью пациента к образованию переноса. Невроз характера выражается в симптомах, которые по своей сути являются чертами характера.

Травматический невроз вызывается потрясениями. Невроз переноса развивается в ходе психоанализа и характеризуется навязчивым интересом пациента к психоаналитику. Невроз органа обозначает психосоматическое заболевание, однако этот термин употребляется достаточно редко. Детский невроз проявляется в детском возрасте, при этом классический психоанализ исходит из того, что неврозам у взрослых всегда предшествуют детские неврозы. Невроз страха (тревоги) обозначает или любой невроз, в котором тревога является главным симптомом, или один из видов актуального невроза.

С точки зрения Фрейда, сущность невроза — это конфликт между бессознательным и сознанием: «С самого начала мы замечаем, что человек заболевает из-за конфликта, возникающего между требованиями инстинкта и внутреннего сопротивления, которое возникает внутри против этого инстинкта».

Сознательный компонент — это нормы, правила, запреты, требования, существующие в обществе и являющиеся элементами «Супер-эго», бессознательный — первичные, инстинктивные потребности и влечения, составляющие содержание «Ид».

Вытесненные в бессознательное, они не теряют своего энергетического потенциала, а, напротив, сохраняют и даже усиливают его и далее проявляются либо в социально приемлемых формах поведения (за счет сублимации), либо — если это невозможно или недостаточно — в виде невротических симптомов.

Таким образом, невроз — это следствие конфликта между сознательным и бессознательным, которые образуют вытесненные под влиянием моральных норм, правил, запретов, требований первичные, биологические потребности и влечения, прежде всего — сексуальные и агрессивные.

Однако следует отметить, что разные представители психоанализа неодинаково понимают содержание бессознательного и, следовательно, содержательную сторону невротического конфликта. Для Фрейда это сексуальные и агрессивные импульсы и их конфликт с сознанием. А.

Адлер видел сущность невроза в конфликте между чувством неполноценности и стремлением к самоутверждению, жаждой власти. Он видел в невротическом состоянии переживание слабости и беспомощности, которое описывал как «комплекс неполноценности».

Для преодоления чувства неполноценности и удовлетворения потребности в самоутверждении человек прибегает к механизмам компенсации и гиперкомпенсации. Невротический симптом при этом рассматривается как выражение борьбы, направленной на преодоление чувства недостаточности.

Невротический симптом есть результат неудачной компенсации, фиктивный способ повышения собственного достоинства. Развитие невротических симптомов считается «бегством в болезнь», «желанием, власти», «мужским протестом».

Первый и третий симптомы — это способ привлечения внимания к себе (с помощью симптома человек может получить его даже в большей степени, чем здоровый), желание же власти — второй — входит в конфликт с ощущением близости с другими людьми. Адлер определял невроз как экзистенциальный кризис, поражающий всю личность. Основной феномен психических расстройств он видел не в сопротивлении побуждениям, а в невротическом характере, неадекватном аттитюде жизни.

К. Г. Юнг рассматривал содержание бессознательного намного шире, считая, что в него входит кроме подавленных сексуальных и агрессивных побуждений и некий ин-трапсихический материал, имеющий более глубокие, исторические, корни — врожденный опыт прошлых поколений.

С точки зрения Юнга, психика человека включает три уровня: сознание, личное бессознательное и коллективное бессознательное.

Коллективное бессознательное есть общее для всех людей, существующее независимо от человека психическое содержание, «разум наших древних предков», которое представляет собой более глубокий и менее доступный осознанию уровень психической деятельности.

Коллективное бессознательное представлено в виде архетипов — психических структур, первичных психических образов, составляющих содержание коллективного бессознательного. Архетипы рассматриваются как прообразы, доминанты, априорные формы организации нашего опыта. Архетипы определяют характер человеческой символики, сновидений, сказок, мифов.

Они могут выражать религиозные чувства и имеют значение коллективных символов. Юнг придавал архетипам значение предрасполагающих факторов, внутренних детерминант психической жизни человека, направляющих его поведение и дающих возможность реализовать определенные, общие для большинства людей модели поведения даже в таких ситуациях, с какими сам человек ранее не сталкивался, каких нет в его личном опыте.

Личное бессознательное, напротив, связано с прошлым опытом человека и состоит из импульсов, воспоминаний, желаний, переживаний, которые вытеснены или забыты, но достаточно легко могут быть осознаны.

Личное бессознательное содержит комплексы (или организовано в виде комплексов), представляющие собой совокупность эмоционально заряженных мыслей, тенденций, представлений, воспоминаний, желаний, чувств, связанных с личным опытом индивида.

Вытесненные в бессознательное (в частности, под влиянием нравственного чувства, которое Юнг также считал врожденным), эти комплексы оказывают существенное влияние на психическую деятельность человека, на его поведение.

Комплексы, обладающие высокой степенью аффективной заряженности и вступающие в противоречие с сознательным «Я», и являются источником невротических нарушений.

К. Хорни рассматривала в качестве детерминант человеческого поведения и развития две основные потребности: потребность в безопасности и потребность в удовлетворении.

Центральное место в теории Хорни занимает понятие базальной (коренной, основной) тревоги, которую она описывает как «чувства ребенка, одинокого и беззащитного в потенциально враждебном ему мире». Базальная тревога — это глубокое чувство одиночества и беспомощности, ощущение незащищенности.

В ответ на фрустрацию этой потребности ребенок вырабатывает определенные поведенческие стратегии, которые могут фиксироваться в качестве защитных механизмов в отношении тревоги. Такие фиксированные стратегии Хорни рассматривает как невротические потребности.

Первоначально Хорни выделяла 10 основных невротических потребностей, в дальнейшем описала три личностных типа на основании выраженности и преобладания тех или иных невротических потребностей и соответствующих им стратегий поведения: уступчивая личность (потребность быть рядом с другими, в признании и любви доминантного партнера — ориентация на людей), отрешенная личность (потребность в одиночестве, бегстве от людей, независимости и совершенстве — ориентация от людей) и агрессивная личность (потребность в противодействии, власти, престиже, восхищении, успехе, потребность подчинить себе других — ориентация против людей). Для невротической личности характерно доминирование какой-либо одной потребности или одной группы потребностей и соответствующих им стратегий поведения. Такая негибкость, невозможность направить поведение на удовлетворение других потребностей и изменить поведение в соответствии с новыми обстоятельствами не приносит успеха, а только усиливает фрустрацию и усугубляет невротические проблемы.

Как указывалось выше, Хорни выделяла две основные потребности: потребность в безопасности и потребность в удовлетворении. Последняя включает удовлетворение не только физических (биологических) потребностей, но также потребности в самооценке и самоуважении, оценке, принятии и признании другими, в достижениях.

Наличие этих двух потребностей (в безопасности и в удовлетворении) является источником постоянных противоречий и конфликтов.

Для удовлетворения потребности в безопасности человек пользуется фиксированными стратегиями поведения, то есть формирует поведение, ограничивающее сферу его функционирования (ограничительное поведение) относительно безопасными областями, что снижает тревогу, но препятствует реальным достижениям, то есть фрустрируется потребность в удовлетворении.

Стремясь к достижениям, человек вынужден осваивать новые сферы, отказываться от фиксированных стратегий и ограничительного поведения, что приводит к фрустрации потребности в безопасности. Таким образом, наличие этих двух потребностей несет в себе противоречие, которое может привести к неврозу. И в этом смысле различие между здоровьем и неврозом является лишь количественным.

Э. Фромм также не видит качественных различий между здоровьем и неврозом. С его точки зрения, человек характеризуется наличием двух тенденций, или двух потребностей: потребностью в свободе, автономии, собственной идентичности, самовыражении и потребностью в безопасности.

Фромм считал, что люди, в принципе, могут быть свободными и автономными и при этом не терять чувства общности с другими людьми и ощущение безопасности. Такую свободу он назвал позитивной свободой, однако в современном обществе для многих она недостижима.

И эти две потребности находятся в постоянном конфликте, ибо борьба за личную свободу и автономию приводит к отчуждению от других, к чувству одиночества, отстраненности и к фрустрации потребности в безопасности и общности с другими людьми.

Причину невроза Фромм видел в бессознательной, компульсив-ной деятельности — «бегстве от свободы» как способе избавления от чувства одиночества, безнадежности и личной ответственности. Фромм описал три основных механизма, или три стратегии, бегства от свободы: авторитаризм (садизм и мазохизм), деструктивизм и конформизм.

Конфликт между потребностью в свободе и потребностью в безопасности, так же как и механизмы бегства от свободы, представлены и у больных неврозами, и у здоровых, но с разной степенью интенсивности.

В целом для всех представителей психоанализа характерен взгляд на невроз как на конфликт между сознательными и бессознательными потребностями и тенденциями. Содержательно эти потребности и тенденции могут пониматься по-разному.

Источник: https://psyera.ru/3243/koncepciya-nevroza

Зигмунд Фрейд

Виды невроза по фрейду

В своем недавно опубликованном сочинении «Я и Оно» я описал организацию душевного аппарата, на основе которой можно в простой и наглядной форме представить ряд отношений. В других пунктах, например касающихся происхождения и роли Сверх-Я, остается еще достаточно много неясного и незавершенного.

Теперь можно потребовать, что­бы такое описание оказалось пригодным и полезным и в отношении других вещей, даже если бы речь шла только о том, чтобы рассмотреть уже известное в новом свете, сгруппировать его по-другому и описать более убедительно.

С таким применением мог бы также быть связан удачный возврат от сухой теории к вечно зеленому древу опыта (1).

В упомянутой работе изображены разнообразные зависимости Я, его срединное положение между внешним миром и Оно, а также его стремление одновременно исполнить волю всех своих господ.

В связи с ходом мыслей, возникшим с другой стороны, по поводу возникновения и предупреждения психозов, я в итоге пришел к простой формуле, которая выражает, пожалуй, наиболее важное генетическое различие между неврозом и психозом: невроз — это результат конфликта между Я и Оно, тогда как психоз — аналогичный исход такого же нарушения в отношениях между Я и внешним миром.

Несомненно, справедливо предостережение, что нельзя доверять столь простым решениям проблемы. Наши самые смелые ожидания также не идут дальше предположения, что эта формула в самых общих чертах окажется правильной. Но и это было бы уже хоть что-то.

Сразу же вспоминается целый ряд выводов и находок, по-видимому, подтверждающих наш тезис.

По результатам всех наших анализов получается сле­дующее: неврозы переноса возникают из-за того, что Я не хочет воспринять мощного импульса влечения в Оно и содей­ствовать его моторному завершению или оспаривает у него объект, на который он нацелен.

В таком случае Я защищается от него с помощью механизма вытеснения; вытесненное противится такой участи и, используя способы, над которыми Я не властно, создает себе замещающее представительство, ко­торое навязывается Я путем компромисса, то есть симптом.

Я, чувствуя, что этот незваный гость угрожает его единству и нарушает его, продолжает борьбу с симптомом так же, как оно защищалось от первоначального импульса влечения, и все это в результате дает картину невроза.

Возражение, что Я, совершая вытеснение, следует, по существу, велениям своего Сверх-Я, в свою очередь происходящим от влияний реального внешнего мира, которые нашли свое представительство в Сверх-Я, не принимается. Но при этом получается так, что Я сражалось на стороне этих сил, что их требования были в нем сильнее требований влечений Оно и что Я является той силой, которая приводит в действие вытеснение этой части Оно и укрепляет контркатексис сопротивления. Служа Сверх-Я и реальности, Я оказалось в конфликте с Оно, и именно так обстоит дело при всех неврозах переноса.

С другой стороны, нам, исходя из нашего прежнего по­нимания механизма психозов, будет так же легко привести примеры, указывающие на нарушение отношений между Я и внешним миром.

При аменции Мейнерта, острой галлюцинаторной спутанности сознания и бессвязности мыслей, самой крайней и, пожалуй, самой удивительной форме психоза, внешний мир либо вообще не воспринимается, либо его вос­приятие остается совершенно бездейственным (2).

В норме внеш­ний мир проявляет свою власть над Я двумя способами: вопервых, посредством новых актуальных восприятий, во-вто­рых, благодаря запасу накопленных воспоминаний о прежних восприятиях, которые в виде «внутреннего мира» выступают как собственность и составная часть Я.

При аменции не толь­ко становится невозможным получение новых восприятий, — но и внутренний мир, который прежде представлял внешний в виде его отображения, лишается своего значения (катекси- са); Я самовольно создает себе новый внешний и внутренний мир, и нет никаких сомнений в двух фактах: в том, что этот новый мир построен в духе импульсов-желаний Оно и что мотив этого разрыва с внешним миром — тяжелая, кажущаяся невыносимой фрустрация желаний, относящихся к реаль­ности. Нельзя не заметить внутреннего родства этого психоза с обычным сновидением. Но условием для сновидения является состояние сна, к характеристикам которого относится полный уход от восприятия и от внешнего мира (3).

О других формах психозов, о шизофрениях, известно, что их исходом бывает аффективная тупость, то есть они имеют тенденцию к отказу от всякого участия в жизни внешнего мира.

Что касается возникновения бредовых образований, то некоторые анализы показали нам, что бред, словно постав­ленная заплата, встречается там, где первоначально возник разрыв в отношении Я к внешнему миру.

Если условие конфликта с внешним миром не является гораздо более очевид­ным, чем мы знаем сейчас, то причина этого связана с тем, что в картине психоза проявления патогенного процесса часто перекрываются попытками исцеления или восстановления (4).

Общим этиологическим условием возникновения психо­невроза или психоза всегда остается фрустрация, неисполне­ние одного из тех непреодолимых детских желаний, которые так глубоко коренятся в нашей филогенетически обусловленной организации.

В конечном счете эта фрустрация всегда внешняя; в отдельном случае она может исходить от той внутренней инстанции (в Сверх-Я), которая взяла на себя роль представительства требований реальности.

Патогенный эффект зависит здесь от того, останется ли Я при таких конфликтных напряженных отношениях верным своей зависимо­сти от внешнего мира и попытается ли сковать Оно, или же Я позволит Оно одолеть себя и тем самым оторвать от реально­сти.

Но это внешне простое положение вещей осложняется существованием Сверх-Я, которое в пока еще не совсем по­нятном сочетании объединяет в себе влияния Оно и внешнего мира и в известной степени служит идеальным прототипом того, на что направлены все стремления Я, то есть на прими­рение его многочисленных зависимостей (5).

Поведение Сверх- Я следовало бы учитывать — чего до сих пор не делалось — при всех формах психического заболевания. Но мы можем предварительно постулировать, что должны существовать такие патологические состояния, в основе которых лежит конфликт между Я и Сверх-Я.

Анализ дает нам право предположить, что типичным примером этой группы служит меланхолия, и тогда для обозначения таких нарушений мы прибегнем к названию «нарциссические неврозы». Если мы найдем мотивы для того, чтобы отделить такие состояния, как ме­ланхолия, от других психозов, то это не будет идти вразрез с нашими впечатлениями.

Но тогда мы заметим, что смогли до­полнить свою простую генетическую формулу, не отказываясь от нее. Невроз переноса соответствует конфликту между Я и Оно, нарциссический невроз — конфликту между Я и Сверх-Я, психоз — конфликту между Я и внешним миром.

Правда, мы не можем пока сказать, действительно ли мы получили новое понимание или же просто пополнили коллек­цию своих формул, но я думаю, что возможность применения этой формулы должна все же придать нам смелость не упускать из виду предложенное разделение душевного аппарата на Я, Сверх-Я и Оно.

Утверждение, что неврозы и психозы возникают из-за конфликтов Я с его различными господствующими инстанциями, то есть что они соответствуют неполадке в функции Я, которое все же проявляет стремление примирить между собой все эти различные требования, следует дополнить другим рассуждением.

Хотелось бы знать, при каких условиях и ка­кими средствами Я удается без заболевания уйти от конфликтов, которые, разумеется, всегда существуют. Это новая сфера исследования, в которой, конечно, будут учитываться самые разные факторы. Однако сразу же можно выделить два момента.

Исход всех таких ситуаций, несомненно, будет зависеть от экономических соотношений, от относительных величин борющихся друг с другом стремлений. И далее: Я может избежать прорыва в том или ином месте благодаря тому, что само себя деформирует, лишается собственной целостности, возможно, даже расщепляется или распадается (6).

Тем самым непоследовательности, странности и глупые выходки, совершаемые людьми, предстают в том же свете, что и сексуальные перверсии, которые, будучи принятыми, делают вы­теснение излишним.

В заключение следует задать вопрос, каким может быть аналогичный вытеснению механизм, благодаря которому Я отрешается от внешнего мира. Я думаю, что на этот вопрос нельзя ответить без новых исследований, но содержанием его, как и вытеснения, должно быть изъятие исходящего от Я катексиса (7).

1 – Ср. слова Мефистофеля в «Фаусте» Гёте, часть I, 4-я сцена.

2 – Однако это определение скорректировано в сторону ограничения пассажем в главе VIII опубликованной после смерти Фрейда работы «Очерк психоанализа» (1940а [1938]. С. 132), где говорится: «Проблема психоза была бы проста и ясна, если бы отход Я от реальности мог бы произойти полностью.

Но, похоже, это встречается лишь в редких случаях, а возможно, вообще никогда не происходит.

Даже о состояниях, которые так далеки от действительности внешнего мира, как то: галлюцинаторная спутанность сознания и бессвязность мыслей (аменция) — от больных после их выздоровления узнаешь, что и во время болезни в уголке их души, как они выражаются, скрывался нормальный человек, который, словно сторонний наблюдатель, следил за путаницей, которую вызывала болезнь».

3 – Ср. работу «Метапсихологическое дополнение к теории сновидений» (1917).

4 – Ср.: Анализ Шребера (1911с); Studienausgabe. Т. 7. С. 193.

5 – Ср.: «Экономическая проблема мазохизма» (1924с).

6 – Здесь Фрейд затрагивает проблему, которая занимала его в позд­ние годы. Впервые она подробно обсуждается в работе «Фетишизм» (1927), а затем в двух незавершенных работах — «Расщепление Я в защитном процессе» (194CV [1933]) и в главе VIII «Очерка психоанализа» (1940а [1938]).

7 – С тех пор и эта проблема — в сущности, то, что Фрейд позднее назвал «отрицанием» — также стала занимать все более важное место в его сочинениях. В основном она обсуждается в работах, указанных в предыдущем примечании.

Раздел “Статьи”

   Экономическая проблема мазохизма

   Конструкции в анализе

   Отрицание

   Психогенное нарушение зрения

   Утрата реальности при неврозе и психозе

   Горе (печаль) и меланхолия

Источник: https://psychic.ru/articles/classic02.htm

Неврозы невротиков, или о том, как нормальные люди занимаются самообманом

Виды невроза по фрейду

Неврозы появляются, когда мы сталкиваемся с деструктивными противоречивыми или просто очень необычными переживаниями, с которыми наш разум справиться не способен. Эти переживания уходят в бессознательное. Невроз – это способ, которым подавленный в бессознательное «материал» дает о себе знать, когда прорывается за покровы защитных механизмов нашей психики.

В быту неврозы – это обычные негативные переживания, которые проявляются в усиленной и навязчивой форме. Невротик – типичный персонаж мыльной оперы, у которого вместо здоровых отношений – любовная истерия, вместо реальных достижений – самоутверждение, а вместо здравомыслия – инфантильная эгоистичность.

В общем, невроз – это такое нормальное состояние современного человека.

На фото отцы – психоанализа: Абрахам Брилл, Эрнест Джонс, Шандор Ференци, Зигмунд Фрейд, Стэнли Холл, Карл Юнг

Неврозы Фрейда

Существует мнение, что психоанализ Зигмунда Фрейда зародился благодаря озарению, которое его настигло во время сеанса гипноза. Этот сеанс проводил учитель Фрейда – Жан Мартин Шарко. Фрейд наблюдал, как загипнотизированному человеку давали команду – после пробуждения от гипноза – раскрыть зонтик.

Действие с зонтиком происходило в помещении и потому выглядело особенно бессмысленным. Будучи в здравом уме после завершения гипноза, человек раскрывал зонтик, и когда его спрашивали о причине этого действия, всегда находился «рациональный» ответ.

Человек, например, мог сказать, что «с потолка течет», или, что он проверяет работоспособность зонтика. Фрейд понял, что люди периодически совершают действия, не осознавая истинных побуждений для их совершения.

При этом все мы находим «рациональное» объяснение таким действиям, в котором сами можем быть искренне уверенны. Этот механизм психологической защиты Фрейд назвал «рационализацией».

Человек априори не способен понять своим умом жизнь, потому что наш ум – лишь малая крупица жизни. Но сам ум при этом может свято верить, что «все понятно» и «никаких чудес не бывает». В этом проявляется механичность ума. Все «непонятные» процессы вытесняются в бессознательное.

Задача ума при этом – лишь подобрать подходящее рациональное объяснение – самообман, на который мы купимся. Вроде как: «все понятно – можно успокоиться и двигаться дальше».

Человек не способен воспринять чудо, потому что не готов его переварить, потому что чудо может травмировать его психику. Все слишком необычное и непривычное в нашей жизни подменяется рационализирующим объяснением ума. Поэтому наша жизнь такая нормальная, такая серая и привычная.

Мы просто не замечаем жизни. Мы не осознаем происходящее. Мы спим в грезах ума, который «знает», и который своим знанием лишает нас истины.

Другой механизм психологической защиты, о котором я говорю чуть ли не в каждой статье – проекция.

Суть его заключается  в том, что человек – склонен приписывать другим людям, или внешним явлениям то, что происходит в его собственном уме.

Например, если у человека плохое настроение, он видит мир мрачным, а если хорошее – то в радужных тонах. Сам мир при этом не меняется, он остается за пределами ума. Меняются – проекции, сквозь которые мы на мир смотрим.

Фрейд и его последователи считали, что человек «рационализирует» и «проецирует» лишь иногда, пребывая в состоянии невроза. Однако по моему субъективному мнению, «нормальный» человек этим занимается практически непрерывно. Мы живем, не замечая жизни. Все, что мы знаем – это наша проекция и рационализация жизни.

Мы всеми силами защищаемся от осознания собственного бытия здесь и сейчас. А «рационализации» и «проекции» по Фрейду – это случаи, когда самообман настолько очевиден, что не заметить его уже просто сложно.

Когда, видя белое, человек говорит «черное», а глядя на «черное» начинает объяснять это падением курса доллара, механизмы самообмана психологической самозащиты ума раскрывают себя со всей очевидностью.

Неврозы «здоровых» людей

Фрейд считал, что бессознательный «материал» остается бессознательным, потому что мы непрерывно расходуем свою психическую энергию на защиту от этого «материала». Мы тратим силы на блокирование и подавление болезненных впечатлений, вытесняя их в бессознательное.

Отсюда берут свои названия соответствующие механизмы психологической защиты: «подавление» и «вытеснение». Когда, по словам Фрейда, вытесненный материал становится доступным для сознания, психическая энергия освобождается, и может быть использована эго для достижения «здоровых» целей.

Иными словами, избавляясь от неврозов, мы, ко всему прочему, можем пополнить запасы жизненной энергии, которая доселе растрачивалась на подавление этих неврозов в подсознании.

Плюс к этому, устранение «блоков» сознания, и высвобождение неврозов, расширяет сознание и повышает наши интеллектуальные способности. Однако здесь не все так просто.

«Блоки» сознания, или иначе – механизмы психологической защиты – это не какая-то ошибка природы, от которой однозначно необходимо избавляться. Они помогают нам адаптироваться к происходящей жизни. Блоки защищают наше беспомощное эго от безусловной реальности, и помогают «ужиться» с подавленными переживаниями.

Их глобальное разрушение – чревато стремительным съездом крыши расколом психики. Однако, как выше уже было отмечено, «плата» за такую «крышу» – остановка в развитии. Психологические «проблемы» – часть нашего взросления. Механизмы психологической защиты, подавляя неудобные для эго переживания, блокируют наше развитие. Блоки сужают сознание и ограничивают восприятие.

Вместо наших хранителей, механизмы психической защиты, становятся нашими надзирателями. Как быть?

Имеет смысл работать с теми «блоками», проявление которых беспокоит в текущий момент жизни. То есть нам не стоит стремглав бросаться в пучину подсознания, отвоевывая у него все возможные психические территории, по принципу Наполеона: «главное ввязаться в драку, а там – будет видно…» В такой «драке» слишком легко – лишиться головы.

Что-то схожее происходит с людьми во время употребления психотропных препаратов. Сознание под психоделиками хаотично выныривает в мирах за пределами обыденного ума. Это может быть интересно и увлекательно, а может столкнуть с такими пластами бессознательного, от которых человек потом будет шарахаться всю жизнь.

Стоит осваивать техники «растворения», используя которые мы не вскрываем хаотично подсознание, но работаем с тем, что уже проявляется в нашей жизни. То, что уже проявлено – это и есть ступень, которую мы прорабатываем. А впереди паровоза – бежать попросту небезопасно.

На этом пути мы обретаем терпение, сохраняя понимание: «это – не реальность такая, а временное переживание».

Психоанализ предлагает вытесненный в бессознательное материал сделать доступным для сознания. Через обострение, мы проживаем подавленное переживание и освобождаемся от невроза, высвобождая психическую энергию для дальнейшего роста.

И здесь, я смею утверждать – то же самое нам предлагают духовно-эзотерические учения. К примеру, в тантрических учениях продвинутому адепту секты предлагают созерцать боль, которая во время однонаправленного созерцания начинает растворяться.

Между сгоранием кармы в индуизме и освобождением от неврозов в психологии можно поставить вполне рациональное равенство. Наше мировоззрение – всего лишь способ рационализировать безусловную реальность.

И чем более привычным, правильным и нормальным кажется нам знание, тем ярче в нем проявлен наш рационализирующий самообман.

Это – одна из причин, по которой мне до сих пор не хочется называть себя психологом. Слишком очевидно, что психология, также как и различные духовно-эзотерические учения и прочие науки – просто способ ума очередной раз совершить этот величайший самообман – сделать безусловную запредельную реальность – знакомой и понятной. И progressman.ru в этом смысле – не исключение.

Неврозы Адлера и Хорни

Ученик Фрейда – психолог Альфред Адлер рассматривал неврозы как «стратегию самозащиты эго». В быту невроз выступает как оправдание, или своеобразное «алиби», которое защищает «престиж личности». Так, например, инстинктивные животные влечения обрастают гламурными эффектами и всякими «рациональными» пояснениями.

В этом отношении невроз становится способом «взросления» и «развития» невротика. Обратите внимание на кавычки. Вместо реального развития, невротик удовлетворяется показным развитием, когда успех не столько достигается, сколько изображается. И если жизнь тревожит его иллюзии о собственном «величии», невротик переживает невроз.

Невротический стиль жизни характеризуют: неуверенность в себе, низкая самооценка, эгоистичные цели, повышенная ранимость, тревога, проблемы в общении и пр. Адлер выделял три основные жизненные «задачи», в которых высвечивается невротический конфликт: работа, дружба и любовь – самые важные и зачастую самые проблематичные сферы жизни.

Основные причины невроза по Адлеру идут из нашего детства. Среди них: физические страдания, избалованность, чрезмерная опека, или наоборот – игнорирование и отвержение.

Психолог Карен Хорни считала, что в отличие от здоровых людей, невротик зависит от чужого мнения, от партнера, от своей «скромности», гордыни, власти, престижа, славы, амбиций и др. Зависимость от чужого мнения приводит к тому, что невротик нуждается в положительных оценках и одобрении окружающих.

Невротик переоценивает значение отношений, и крайне боится быть брошенным, поэтому иногда склонен избегать отношений вообще. Невротик часто нуждается в защите и покровительстве. Невротик проявляет излишнюю скромность и неуверенность, поэтому страшится открыто выражать свои мысли.

При этом невротик нуждается во власти и престиже, чтобы стать объектом восхищения. Невротик боится критики, поэтому избегает совершать ошибки и терпеть неудачи, в результате чего склонен уклоняться от новых начинаний, увязая в зоне комфорта.

Как видим, исходя из этих признаков, здоровых людей в нашем обществе практически нет. Как любят говорить психологи: «все мы родом из детства».

© Игорь Саторин

Другие статьи по этой теме

Источник: https://progressman.ru/2011/06/psihoanaliz/

Метод психоанализа на основе принципа активности

Виды невроза по фрейду

Теоретическое представление о живой активности душевных Сил является основой для построения методов психоанализа глубин человеческой души. А это значит, что проективные методы исследования душевного мира должны быть приоритетными по отношению к другим методам.

Метод психоанализа предполагает, что проективный материал (например, тест-рисунки) следует рассматривать как проявление живых Сил души. А если это так, то при организации проективного тестирования мы должны внимательно следить за условиями тестирования, которые могут способствовать пробуждению одних Сил и усыплению других, не учитывая этого, мы можем получить неверные результаты.

Еще раз следует подчеркнуть тесную связь обоснования главной Силы «бессознательного» с методом (или стратегией психоанализа).

Это особенно важно при использовании западных вариантов проективных тестов: следует четко представлять базовую концепцию, на которой основаны правила интерпретации этого теста.

Например, известный теш1 «Дом-Дерево-Человек» имеет явную сексуальную ориентацию трактовки символов проективного материала, поэтому использовать его можно только основательно изучив психоанализ Фрейда.

Таким образом, принцип активности требует разработки психологии активности. Психология активности должна рассматривать каждый элемент душевного мира как живое Существо.

Следовательно, психоанализ проективного материала должен строиться именно как психоанализ продуктов воплощения живых Сил души.

Отсюда организация тестирования должна быть подобна повивальному искусству (аналогия с искусством приема родов по Сократу), то есть взращиванию живых сущностных Сил. Приоритетными должны стать проективные методы.

Отсюда психологическое резюме: принцип активности в психологии «оживил» элементы душевного мира.

4. Патологический аспект: концепция душевных заболеваний и их исцеление в трактовке 3. Фрейда.

Невроз (греч. neuron — нерв) — душевное заболевание, проявляющееся не только в расстройствах психики, но и в физиологических расстройствах (параличи, онемения, слепота, глухота и т.п.). Причина невроза не в телесной патологии, а в патологии души: в неосознаваемой «душевной занозе», возникшей в результате травмирующей конфликтной ситуации [10, с. 234].

Фиксация — «застревание» больного на каком-либо травмирующем переживании из его прошлого, выражающееся в навязчивом появлении одних и тех же симптомов, невозможности самому освободиться от них и т. п. [16, с. 55].

Катарсис (от греч. katharsis — очищение) — специальный прием терапевтического воздействия, заключающийся в разрядке, «отреагировании» аффекта, ранее вытесненного в подсознание и являющегося причиной невроза [10, с. 159].

Другие статьи словаря: Фрейд Зигмунд [10, с. 429], фрейдизм [10, с. 430], катарсис [10, с. 158].

При рассмотрении психологического аспекта принцип активности был использован в качестве критерия выделения главной Силы «бессознательного». Патологический аспект предполагает рассмотрение типа невроза, возникающего вследствие нарушения принципа активности, то есть когда нарушается правило «живого» отношения к Силам «бессознательного».

Итак, согласно «учению о вытеснении» Фрейда, несмотря на энергетическую терминологию, сущностные Силы «бессознательного больше трактуются как живые, активно действующие побуждения, окольными путями стремящиеся на «сцену сознания», При этом главной Силой «бессознательного», дающей биологичесую мощь всем элементам душевного мира, является Либидо. Пробуждение Либидо (по Фрейду) дает естественное развитие инстинктов человека, а в случае грубого подавления «основного инстинкта» его живая активность появляется на «сцене» сознания в виде симптомов душевного расстройства — сексуального невроза по Фрейду.

4.1. Как возникает невроз по Фрейду?

Если грубо подавляется активность главной биологической Силы «бессознательного» (Либидо), в прошлом игравшей ведущую роль в естественном отборе, то возникает неосознаваемая душевная травма (душевная заноза), являющаяся причиной сексуального невроза по Фрейду.

Теория психической травмы (не обязательно сексуальной) была исходной концепцией трактовки возникновения невроза. Суть этой теории заключалась в том, что многие чисто физиологические симптомы болезни являлись не следствием болезни тела, а следствием болезни души, то есть наличием неосознаваемой психической травмы.

Для иллюстрации этой теории приведем историю исцеления от невроза пациентки Анны О. Брейером (первым учителем Фрейда).

После того, как Анна О.

(Берта Паппенгейм) в возрасте 21 года получила сильную психическую травму (она потеряла отца), у нее развились характерные истерические симптомы: паралич конечностей, нарушения кожной чувствительности, расстройства речи и зрения, но. главное, она. мучаясь от жажды, не могла пить обыкновенную воду А исцеление состояло в том, что этот симптом исчез, когда девушка вспомнила травмирующую ситуацию его возникновения.

Фрейд так описывает этот случай: «Если больная с выражением аффекта вспоминала в гипнозе, в какой связи и по какому поводу известные симптомы появились впервые, то удавалось совершенно устранить эти симптомы.

Летом, во время большой жары, больная сильно страдала от жажды, так как без всякой понятной причины она с известно! о времени вдруг перестала пить воду. Больная утоляла свою мучительную жажду только фруктами.

Когда прошло около 6 недель со дня появления этого симптома, она стала рассказывать в автогипнозе о своей компаньонке, англичанке, которую она не любила. Рассказ свой она вела со всеми признаками отвращения Она рассказывала о том. как однажды вошла в комнату этой англичанки и увидела, что ее отвратительная маленькая собачка пила воду из стакана.

Она тогда ничет о не сказала, не желая быть невежливой. После того, как в сумеречном состоянии больная высказала свое отвращение, она потребовала пить, пила без всякой задержки много воды и проснулась со стаканом у рта. Это болезненное явление с тех пор прошло совершенно» [19, с. 210].

После этого случая у Брейера возникла мысль применять гипноз для исцеления от неврозов методом воспоминания травмирующей сцены — так был создан метод катарсиса (очищения души). А Фрейд, после этого случая, окончательно оставил анатомию мозга и посвятил себя исследованиям в области психологии.

Анализируя причины возникновения невроза, Фрейд подчеркивает, что заболевание в этом случае было вызвано подавлением естественного желания высказать англичанке «словом и действием» все, что девушка думает о ней и о ее собачке [19, с. 214].

Теория сексуальной травмы — следующий этап развития фрейдизма. На этом этапе решающую роль в возникновении неврозов Фрейд придает бессознательному ядру душевного мира, образуемому мощными влечениями, прежде всего — сексуальными (Либидо).

Мы выяснили, что для осуществления метода катарсиса (очищения души) больной должен вспомнить травмирующую сцену.

Но как это сделать? Ведь травмирующих ситуаций человек мог пережить очень много и неизвестно какая из них является причиной невроза.

Для того, чтобы организовать успешные поиски душевных заноз, Фрейд выдвигает предположение, что основная причина неврозов заключается именно в сексуальных травмирующих ситуациях. Таким образом, в

области всех травмирующих ситуаций особо выделяется область сексуальных травм (Рис. 4).

Рис. 4

Если Либидо является главной Силой душевного мира человека, то подавление этой Силы порождает, согласно Фрейду, неврозы: «Мы видим, что люди заболевают, если им нельзя реально удовлетворять свою эротическую потребность вследствие внешних препятствий недостатка в приспособляемости» или вследствие внутреннего [19, с. 238].

Подчеркивая особую роль Либидо, Фрейд писал: ««…Исследования показывают нам, что патогенные желания относятся к эротическим инстинктам и заставляют нас признать, что расстройствам эротики должно быть приписано наибольшее значение среди факторов, ведущих к заболеванию,- это так для обоих полов» [19. с. 231].

Возникновение невроза Фрейд трактует следующим образом: «Заболевание произошло потому, что развившемуся при патогенных положениях аффекту был закрыт нормальный выход и что сущность заболевания в том, что эти защемленные аффекты получили ненормальное применение. Когда река течет по двум каналам, то всегда наступает переполнение одного, коль скоро течение по другому встретит какое-либо препятствие» [19, с. 214]

Таким образом, согласно Фрейду, невроз возникает по причине подавления сексуального инстинкта (Либидо) моралью и правилами поведения, принятыми в культурном обществе.

Либидо, натыкаясь на запреты, порождает душевные травмы, но энергия ее все равно прорывается на обходных путях в виде невротических симптомов, сновидений, забывания неприятного и т.п.

Поэтому специфика учения Фрейда заключается в сексуальной трактовке природы травмирующей ситуации, суть которой в том, что у неврозов всегда «сексуальная пружина».

Концепция психосексуальных стадий конкретизирует теорию сексуальной травмы Фрейда тем, что позволяет выделить типы сексуальных травм. Если известны симптомы типов травм, то это повышает эффективность поиска скрытых травмирующих ситуаций с последующим их осознанием и катарсисом.

Согласно Фрейду, при развитии организма от младенчества до зрелого возраста сексуальный инстинкт претерпевает ряд стадий развития: оральная (каннибальская), садистско-анальная, фаллическая. Термином «фиксация» Фрейд называет то, что происходит, когда человек не переходит нормально от одной стадии к другой, а остается слишком привязанным к определенной стадии.

Одной из главных причин «фиксации» является сексуальная травма, возникшая на соответствующей стадии развития. Сексуальная травма, возникшая на определенной стадии, влияет на особенности снов, фантазий, рисунков и даже на характер взрослого человека: оральная травма — честолюбие; анальная — аккуратность, бережливость, упрямство; фаллическая — нарцистизм.

Зная симптоматику типа сексуальной травмы у взрослого человека, можно значительно повысить эффективность поиска травмирующей ситуации, направляя воспоминания пациента к соответствующему периоду детства: «Только переживания детства дают объяснение чувствительности к будущим травмам, и только раскрытием и приведением в сознание этих следов воспоминаний, обычно почти всегда позабытых, мы получаем власть к устранению симптомов» [19, с. 232].

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/2_2177_metod-psihoanaliza-na-osnove-printsipa-aktivnosti.html

Что говорит о неврозе Зигмунд Фрейд

Виды невроза по фрейду

Юнацкевич П. И., Кулганов В. А.

Плохое отношение к ребенку — лучшее условие для формирования невроза

Зигмунд Фрейд утверждал, что в раннем детском возрасте — обычно в первые три года жизни и не позже пятого года — у ребенка появляется ряд влечений, которые не кажутся ему недозволенными или запретными. Эти влечения носят сексуальный характер. Например:

— половое влечение девочки к отцу, мальчика к матери (эдипов комплекс);

— аутоэротические влечения (мастурбация, нарциссизм и др.);

— гомосексуальные влечения и т. п.

В процессе воспитания ребенок, по мнению Фрейда, узнает о запретности всех этих влечений, и они подавляются. Даже сама мысль об их существовании становится недопустимой, неприемлемой из-за несовместимости ее с высшими понятиями о приличии. Она не допускается до сознания, вытесняется в “бессознательное” и подвергается амнезии.

Силы, ведущие к подавлению этих влечений, недопущению их отражения в сознании, Фрейд обозначил термином “цензура”, а сам процесс подавления — “вытеснением”. Переживания, которые оказались вытесненными в “бессознательное”, получили название “комплексов”.

Если последующие переживания усилят эти комплексы, тогда, по мнению Фрейда, могут возникнуть такие заболевания, как неврозы.

В норме энергия вытесняемого сексуального влечения по Фрейдy переводится (сублимируется) в допускаемые “цензурой” виды деятельности, например, занятие благотворительностью, искусством, наукой, религией.

Если же этот процесс оказывается нарушенным, то аффективно заряженные комплексы могут оторваться от первоначально породивших их переживаний и присоединиться к каким-либо, до того нейтральным представлениям или психическим актам, находя в них свое символическое выражение.

Комплексные представления, связанные с мужским половым органом могут обнаружиться в сознании в виде:

— страха перед змеей, ставшей символом представления об этом органе;

— вытесненного “аутоэротического комплекса” и связанной с ним повышенной любви к себе. Это может привести, при попадании в военную обстановку, к возникновению “военного невроза” с чувством страха за свою жизнь;

— скрытых “гомосексуальных комплексов”, приводящих к тяжелому хроническому алкоголизму.

В результате могут возникнуть явления навязчивости, какой-либо истерический симптом или патологическое влечение. Случаи, когда “вытесненный комплекс присоединяется к симптому соматическому”, обозначаются Фрейдом термином “конверсия” (“конверсионная истерия”).

Таким образом, причина болезни, по Фрейд'y, таится в комплексных переживаниях, возникших в раннем детском возрасте. Она долго может оставаться скрытой.

Например, чувство отвращения, возникшее в связи с половым влечением к отцу, может не обнаруживаться долгие годы.

Во время неудачного замужества подавляемое чувство отвращения к мужу может усилить влечение к отцу и привести к появлению истерической рвоты, символически отражающей отвращение.

Исходя из данной теории, Фрейд предложил свой метод лечения неврозов — психоанализ, основанный на восстановлении в памяти (“вскрытии”) сексуальных переживаний детского возраста (инфантильно-сексуальных комплексов), якобы являющихся причиной неврозов.

Для выявления этих комплексов высказывания больного (свободные ассоциации, воспоминания, сновидения) подвергаются специальному истолкованию при помощи кода сексуальной символики, разработанного Фрейдом. В своих работах Фрейд показал влияние “бессознательного” на психическую деятельность в норме и патологии, раскрыл механизм этого влияния:

— сублимация;

— вытеснение;

— конверсия;

— формирование “комплексов”;

— психологическая защита;

— бегство в болезнь.

Он выдвинул принцип аналитической, каузальной терапии. Один из ближайших учеников Фрейдa — венский психиатр Адлер, отрицая роль полового влечения в этиологии неврозов, полагал, что в основе их лежит конфликт между стремлением к могуществу и чувством собственной неполноценности (конфликт влечений “Я” по Фрейдy).

Ребенку, по Адлеру, свойственно, с одной стороны, стремление к власти, с другой — чувство своей неполноценности, которое он пытается изжить разными способами: то прямым протестом, грубостью, упрямством, то послушанием, прилежанием — и таким образом завоевать признание окружающих.

Характерно при этом и стремление к “сверхкомпенсации”: заикающийся Демосфен становится великим оратором, нуждающийся в самоутверждении мужского достоинства — Дон Жуаном, стремящимся ко все новым и новым победам над женщинами.

Невроз, по мнению Адлера, не болезнь, а лишь определенный способ изжития чувства собственной неполноценности и завоевания положения в обществе.

Невроз — это способ решения внутренних проблем человека

Критикуя ряд положений Фрейдa и его последователей, С. Homey (1966) основную роль в патогенезе неврозов видит не в сексуальных конфликтах, а в дефиците родительской любви.

Любовь ко мне — это основное условие для здоровья моих нервов!

Последний, по ее мнению, вызывает у ребенка внутреннюю тревогу и влияет на последующее формирование личности. Большое значение ею придается противоречиям между потребностями отдельного человека и возможностями их удовлетворения, а также отношениям личности с окружающими лицами.

H.Sul.ivan (1953), как и С.Нотеу (1950), усматривает истоки конфликтов, лежащих в основе неврозов, в межличностных отношениях матери и ребенка, но при этом подчеркивает, что отношения эти могут породить такие невротические проявления, как, например:

— повышенную боязливость;

— страхи;

— агрессивность;

В основе неврозов, по В.Н.Мясищеву лежат неудачно, нерационально и непродуктивно разрешаемые личностью противоречия между нею и значимыми для нее сторонами действительности. Неумение найти рациональный и продуктивный выход влечет за собой психическую и физиологическую дезорганизацию личности.

Отсюда, при построении патогенетической психотерапии Мясищев рекомендует стремиться не только помочь больному осознать связь психотравмирующих событий с системой особо значимых для него отношений, но и изменить эту систему в целом — перестроить отношение больного к окружающему, корректировать его жизненные позиции и установки.

Не можешь поменять жизнь, измени к ней отношение и сохранишь свое здоровье

Благодаря изменению отношения с “горячего” на “холодное” к травмирующему фактору, достигается стойкое устранение болезненного симптома.

Итак, хотя в результате проведенных исследований удалось вскрыть многие стороны патогенеза неврозов, внутриклеточные, биохимические, молекулярные изменения, лежащие в основе болезни, остались до сих пор нераскрытыми. Это — задача будущего.

Источник: https://mirznanii.com/a/205278/chto-govorit-o-nevroze-zigmund-freyd

Невроз гуру
Добавить комментарий